Климат: 150 миллионов евро планирует вложить ЕС в проекты Центральной Азии

Первоначальный вклад ЕС в проекты в области воды, энергии и изменения климата в Центральной Азии составляет 50 млн евро.

Johannes Baur 2 Cronos Asia

В ЕС и Центральной Азии активно готовятся к Конференции высокого уровня в области окружающей среды. Глава по сотрудничеству представительства ЕС в Казахстане Йоханнес Баур рассказал Cronos.Asia, какие темы будут обсуждены на мероприятии, по каким направлениям в области сохранения климата Европейский Союз готов помочь странам Центральной Азии и сколько средств на региональные проекты намерены выделить европейские инвесторы.

VII Конференция высокого уровня ЕС – Центральная Азия по вопросам сотрудничества в сферах сохранения климата, окружающей среды и водных ресурсов пройдёт в Риме, спустя четыре года после предыдущего мероприятия в Ташкенте. Ожидается, что после проведенного в Астане Саммита ЕС – Центральная Азия и выдвинутых в Самарканде Верховным представителем ЕС Жозепом Боррелем новых инициатив, на конференции в Риме будет объявлено о существенном расширении сотрудничества между странами Единой Европы и Центральной Азии.

– Господин Баур, уже известно, когда состоится Конференция? Какие основные вопросы будут рассматриваться в ходе ее проведения?

– Проведение 7-ой Конференции высокого уровня ЕС – Центральная Азия в области окружающей среды и водных ресурсов запланировано на конец февраля. Эта Конференция преследует две основные цели. Первая – после геополитических событий прошлого года в Европе и мире – укрепить сотрудничество между ЕС и странами Центральной Азии (ЦА).

Вторая – дальнейшее стимулирование сотрудничества между центральноазиатскими странами внутри региона. Я думаю, когда речь идет об изменении климата, ЕС и ЦА сталкиваются с общими вызовами. ЕС и центральноазиатские государства являются сторонами Парижского соглашения и реализуют различные инициативы, связанные с изменением климата. ЕС поддерживает инициативы стран ЦА по адаптации к изменению климата и сокращению выбросов парниковых газов.

Мы понимаем, что вопрос распределения водных ресурсов особенно важен для стран ЦА. Мы хотели бы активизировать сотрудничество по вопросам окружающей среды, в том числе в области законодательства. Я полагаю, ЕС может поделиться хорошими примерами, которые могут быть внедрены в Центральной Азии.

Третий вопрос, который мы хотели бы поднять на Конференции, ‒ это переход к зеленой энергии. Также государства-члены ЕС представят свои запланированные приоритеты в данном секторе на ближайшие годы, в том числе инициативу Team Europe ("Команда Европа") по вопросам воды, энергии и изменения климата, которая будет реализовываться в рамках стратегии Global Gateway ("Глобальный портал").

– В ноябре прошлого года в Самарканде Верховный представитель ЕС Жозеп Боррель объявил о запуске инициативы "Team Europe" по воде, энергии и изменению климата в ЦА. Пожалуйста, расскажите о том, что включает в себя эта инициатива.

– На самом деле, страны-члены ЕС, такие как Франция, Италия и Германия, а также Европейская Комиссия уже реализуют ряд проектов в области воды, энергии и изменения климата в Центральной Азии. Также Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) финансируют ряд инвестиционных проектов в этих секторах в странах ЦА. Мы бы хотели в рамках этой инициативы связать все эти проекты между собой для достижения наилучшего эффекта и обеспечения координации соответствующей работы в странах ЦА.

Кроме того, данная инициатива включает в себя новую программу на уровне Европейской Комиссии, принятие которой ожидается уже в этом году. Несколько слов о бюджете.

Первоначальный общий вклад ЕС в эту инициативу составляет 50 миллионов евро. Еще 150 миллионов евро поступит в виде вкладов от государств-членов ЕС. Эти суммы будут увеличиваться за счет новых проектов, которые появятся в ближайшие годы. Со стороны ЕС у нас будут дополнительные фонды для инвестиционных гарантий. Эта инициатива была разработана с целью постепенного расширения уже существующего финансирования и добавления новых проектов.

По существу вопроса, мы включим инвестиционные проекты, финансируемые европейскими банками при поддержке ЕС, и будем рассматривать вопросы регулирования, а также оказывать техническую поддержку, что необходимо для создания соответствующей нормативно-правовой базы в центральноазиатских странах. Я думаю, что опыт ЕС может быть очень полезен в таких областях как управление водными и энергетическими ресурсами, нормативно-правовое регулирование и инвестиции.

– Поступили ли от центральноазиатских стран какие-нибудь дополнительные просьбы, которых в ЕС не ожидали?

– Каких-то новых просьб мы еще не получали. Конференция в Риме как раз станет площадкой для обсуждения новых инициатив и их реализации в центральноазиатском регионе. Я не думаю, что от стран Центральной Азии поступят какие-нибудь совершенно неожиданные просьбы. Например, в прошлом году правительство Туркменистана выразило желание расширить сотрудничество с ЕС по вопросу снижения уровня выбросов метана в рамках мероприятий по борьбе с изменением климата и продвижению зеленых технологий в секторе энергетики. Мы будем внимательно слушать выступления национальных делегаций на Конференции в Риме и, конечно, адаптировать наши проекты к нуждам стран Центральной Азии.

– Между странами Центральной Азии периодически возникают споры вокруг распределения водно-энергетических ресурсов. Особенно они обостряются в период маловодья. Достаточно вспомнить серию конфликтов между Кыргызстаном и Таджикистаном. Во многом проблема связана с тем, что в регионе до сих пор опираются на устаревшее соглашение 1992 года. Может у ЕС есть альтернативное предложение этому соглашению?

– На протяжении последних нескольких лет мы видим расширение сотрудничества между странами Центральной Азии, но мы также видим и определенные риски в будущем, в том числе и политические риски, такие как недавний конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном, что, конечно же, оказывает негативное влияние на общее региональное сотрудничество. ЕС готов оказывать политическую и финансовую поддержку. Например, мы поддерживаем текущие инициативы, такие как Международный фонд спасения Арала, Центр по чрезвычайным ситуациям и снижению риска стихийных бедствий, Экологический центр (оба центра находятся в Алматы). И если в ближайшее время появится инициатива по разработке новой правовой базы для сотрудничества стран ЦА в области водно-энергетических ресурсов и охраны окружающей среды, то мы, конечно же, поддержим такую инициативу.

Мы также поддерживаем национальные диалоги по водной политике, которые проходят в странах ЦА под эгидой ООН. Эти диалоги всегда включают региональный аспект.

По оценкам европейских экспертов, в принципе, водных ресурсов в регионе достаточно, но могут возникать ситуации водного дефицита. Необходима более эффективная система распределения воды.

Мы уверены, что альтернативы широкому сотрудничеству по совместному управлению водными ресурсами просто не существует. Это также касается и энергетических ресурсов. Ведь более тесное сотрудничество по интеграции сетей для управления необходимым переходом к "зеленой" энергетике отвечает интересам всех стран Центральной Азии. На примере ЕС видно, что гораздо легче осуществлять "зеленый переход", если сотрудничать в области водно-энергетических ресурсов и окружающей среды.

– По теме распределения водных ресурсов есть еще и проблема Афганистана. В прошлом году, Кабул объявил о свое намерении построить сеть ГЭС на реке Пяндж. Были сообщения, что ведутся переговоры с инвесторами из Китая и Турции. Считает ли ЕС, что и странам Центральной Азии необходимо начать договариваться с Афганистаном?

– Инициатива "Team Europe" и наши текущие проекты в Таджикистане учитывают эту ситуацию. Мы приостановили всякое сотрудничество с режимом "Талибан". Мы будем наблюдать за развитием ситуации и окажем поддержку соседствующим странам, чтобы смягчить последствия.

– Буквально на днях появилась информация, что страны Центральной Азии по итогам ноябрьской встречи в Ашхабаде смогли определить лимиты водозаборов по Амударье и Сырдарье. Это является результатом поддержки со стороны ЕС?

– Через наши проекты мы поддерживаем деятельность региональных организаций. Мы не вмешиваемся в политические дискуссии. Если нас просят, мы можем оказать поддержку, включая через техническое содействие.

– Изменение климата очень заметно в Центральной Азии и в Казахстане. Это можно видеть по беспрецедентному таянию ледников, о чем буквально кричат представители Кыргызстана и Таджикистана. С точки зрения ЕС, что страны региона могут предпринять, чтобы не допустить климатической катастрофы?

– Все страны ЦА участвуют в реализации Парижского соглашения и взяли на себя конкретные обязательства. Например, если рассматривать объем выбросов парниковых газов в атмосферу на душу населения, Казахстан находится на 15 месте в мире по этому показателю. Поэтому сокращение выбросов парниковых газов является приоритетом для стран региона. Это можно сделать через создание правильной законодательной базы и планирование госполитики, поддержку климатических инноваций и совершенствование стандартов "зеленого" финансирования.

ЕС может оказать поддержку ЦА, и это является одной из основных задач наших многочисленных проектов в регионе. Например, мы сосредоточены на поддержке инвестиций в возобновляемые источники энергии (ВИЭ), мерах по энергоэффективности, рациональному производству и потреблению, экономики замкнутого цикла, переходу к более устойчивому транспорту, а также защите биоресурсов, включая облесение. Это лишь некоторые меры, реализацию которых поддерживает ЕС в рамках "зеленого" курса. Недавно ЕС запустил ряд новых инициатив, включая по вопросам ВИЭ, энергоэффективности, экологии и управления отходами, а также защиты лесов. Действительно, необходимо принимать срочные меры во всех этих областях. Некоторые страны ЦА уже поставили для себя хорошие задачи. Например, Казахстан планирует достичь углеродной нейтральности к 2060 году и уже запустил ряд проектов для достижения этой цели, которые ЕС готов поддержать.

– Работающие на сжигании углеводородов теплоэлектростанции пока имеют большую эффективность в выработке электроэнергии. Есть ли в Европе новые разработки по возобновляемым источникам энергии или для Центральной Азии лучшим выходом являются АЭС?

– Входящие в ЕС страны самостоятельно определяют свой энергетический баланс. ЕС не вмешивается в эти вопросы. Но ЕС активно продвигает ВИЭ, для чего у нас есть соответствующие требования и показатели. На самом деле, мы хотели бы продолжить эту политику не только в ЕС, но и в центральноазиатских странах. Наш главный фокус ‒ поддержка ВИЭ и продвижение энергоэффективности. Эти направления станут нашими главными приоритетами. Конечно, это не исключает того, что некоторые страны-члены ЕС могут проявить интерес к обсуждению вопросов ядерной энергетики со странами ЦА. Это сектор требует значительных инвестиций и ресурсов, в этом секторе есть особые вызовы. Например, надо решать очень сложный вопрос по управлению отработанным ядерным топливом.

В этой связи мы хотели бы сфокусироваться на поддержке ВИЭ. Необходимо предпринять ряд мер по расширению энергетических сетей в странах ЦА, а также по улучшению связей между национальными сетями в регионе. ЕС может поделиться опытом, как увеличить долю ВИЭ. Для Казахстана и Узбекистана важно сократить выбросы от ТЭЦ и постепенно увеличивать долю ВИЭ. Для Узбекистана, как показала нынешняя зима, такой подход может помочь избавиться от зависимости от внешних поставок. Для Казахстана наличие развитой сети ВИЭ позволит существенно улучшить качество атмосферного воздуха.

– А какие из возобновляемых источников энергии являются более эффективными для получения электроэнергии? Что говорит по этому поводу опыт ЕС?

– Все зависит от географических характеристик и конкретной ситуации в каждой стране. В Центральной Азии для ВИЭ имеется огромный потенциал. В Кыргызстане и Таджикистане есть огромный потенциал для гидроэнергетики, который уже частично используется. В южном Казахстане, Узбекистане и Туркменистане огромный потенциал для солнечной энергетики. Ряд европейских компаний проявляют интерес к строительству солнечных электростанций в Узбекистане и Казахстане. В Казахстане есть несколько регионов, которые входят в число самых лучших регионов в мире для развития ветроэнергетики.

Опыт ЕС показывает, что необходимо иметь хороший баланс между различными источниками энергии. ЕС фокусируется на солнечной и ветроэнергетике, в частности на оффшорных ветровых электростанциях. В отличие от Европы, в Центральной Азии есть огромные территории для строительства работающих на ВИЭ электростанций. Проблема заключается в том, что этот огромный потенциал в ЦА пока еще не используется в полной мере. Необходимо адаптировать существующую энергосеть и установить новые правила для рынка, чтобы можно было внедрять и поддерживать меры по "озеленению" экономики в целом и энергетического сектора в частности.

– А страны Европы готовы активно инвестировать в развитие альтернативной энергетики в Центральной Азии?

– Да, я думаю, такая готовность есть. Правительства стран-членов ЕС и институты ЕС готовы оказать поддержку, включая через техническое содействие. Есть заинтересованность со стороны европейских банков и компаний инвестировать в проекты в регионе. События в Украине и санкции против России породили новый фокус на ЦА.

– А есть со стороны государств Центральной Азии какие-то барьеры, которые мешают более тесному сотрудничеству с ЕС?

– Если говорить о барьерах, которые мешают развитию ВИЭ в ЦА, стоит упомянуть о том, что в Узбекистане и Казахстане ископаемые виды топлива относительно дешевые и субсидируются правительствами. Основной вызов заключается в том, как обеспечить социально приемлемый и справедливый переход к ВИЭ, поскольку в начале этого процесса потребуются огромные инвестиции. Процесс перехода должен быть сбалансированным, поскольку население стран Центральной Азии ожидает доступную электроэнергию. В принципе, ВИЭ могут это обеспечить, потому что уже сегодня выработка электроэнергии от ВИЭ дешевле чем от сжигания ископаемых видов топлива. Но, конечно, необходимо совершить переход от угля на ВИЭ, что потребует определенных капитальных вложений. ЕС готов поддержать процесс перехода через оказание экспертной поддержки, обмен опытом стран-членов ЕС, в том числе стран с невысоким уровнем доходов населения.

– Кстати, еще одной из инициатив Team Europe является развитие в Центральной Азии цифровой взаимосвязанности. Что с точки зрения ЕС, мешает странам региона вывести цифровую связь на более высокий уровень, чем есть сейчас?

– В рамках "Team Europe" действительно планируется реализация двух инициатив. Первая касается воды, энергии и климата. Вторая – цифровой взаимосвязанности. Цифровизация уже является приоритетом для правительств центральноазиатских государств, поскольку является ключевым фактором как для экономического развития, так и для развития образовательного сектора. Цифровизация требует инвестиций и создания нормативно-правовой базы для обеспечения и развития цифровой взаимосвязанности, включая спутниковую связь.

В рамках инициативы "Team Europe", которая была представлена на конференции в Самарканде в ноябре прошлого года и будет утверждена в этом году, мы планируем оказать поддержку странам ЦА в решении этих вопросов. Мы хотим улучшить спутниковую связь между Европой и Центральной Азией. Сегодня эта связь, главным образом, обеспечивается посредством широкополосных кабелей. С политической точки зрения, также важно предоставить альтернативу. ЕС планирует помочь центральноазиатским странам в развитии кибербезопасности, чтобы они смогли предложить своему населению и секторам экономики более современные решения. ЕС планирует инвестировать 20 миллионов евро на совершенствование спутниковой связи между Европой и странами ЦА и на разработку необходимой законодательной базы.

– И последний вопрос. Огромные мусорные свалки, которые можно увидеть возле всех крупных городов региона. Понятно, что эта проблема выходит за рамки инициативы "Team Europe", но что можно предпринять для ликвидации или хотя бы уменьшения размеров гор мусора с учетом опыта ЕС?

– ЕС достиг существенного успеха в управлении отходами. Среди прочих факторов, это стало возможным благодаря принятию в ЕС соответствующего законодательства несколько десятилетий назад. Система управления отходами требует не только наличия соответствующего законодательства, но и инвестиций. Я думаю, европейские банки и компании будут готовы инвестировать в управление отходами, например, в проекты по сортировке и переработке отходов в странах ЦА. Но, как и в энергетическом секторе, существует проблема тарифов. За управление отходов надо платить.

ЕС готов поддерживать организации гражданского общества в странах ЦА и Казахстане, которые занимаются этой проблематикой. Мы также будем работать с местными исполнительными органами для содействия в реализации тех мер, которые уже прописаны в Экологическом кодексе Казахстана. Необходимо располагать комбинацией правильных регуляторных мер, регуляторных стимулов, а также инвестиций. И ЕС готов оказать поддержку Центральной Азии в этом направлении.

– Спасибо за беседу


Материалы к теме:

Конференция ООН по изменению климата начинает работу в Глазго

Будущее энергетики Узбекистана – это симбиоз ВИЭ и АЭС

Эксперт: "ВИЭ – не манна небесная, но позволят обеспечить необходимый энергетический микс будущего"

Прогноз по развитию ВИЭ в Казахстане: между нейтральным и негативным

АЭС в Казахстане: Реальность все еще далека от идей, но....

 5 возможных решений для эффективного регулирования водно-энергетического комплекса Центральной Азии

Лидеры 40 стран обсудят проблемы изменения климата

НАТО ведет войну с климатической угрозой

Казахстан на 55 месте из 61 по борьбе с изменениями климата


Наши новости читайте на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на cronos.asia.




Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на cronos.asia.

Подписывайтесь на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!


Мы в Телеграм

Свежие новости