Жизнь в долг: на сколько страны Центральной Азии зависимы от кредитов?

Совокупный внешний долг четырех стран Центральной Азии составляет более $200 млрд.

gosdolg Cronos Asia

Фото: pixabay.com

Не секрет, что все в мире государства имеют внешние заимствования. Привлекаются они под разные цели и разными способами. Как правило, иностранные деньги привлекаются в том случае, когда внутренних денег не хватает на определенные нужды. Однако, как говорится в поговорке: "Занимаешь чужое, а отдавать приходится свое". Редакция CA Cronos решила разобраться как обстоит ситуация с долгами в странах Центральной Азии.

Каждый, наверное, слышал о таком понятии как "внешний долг государства". Что же это такое?

Внешним долгом называется общая сумма задолженности, которую государство и отечественные компании должны внешним кредиторам с учетом невыплаченных процентов.

Не будем путать внешний долг и государственный долг. В частности, внешний государственный долг включает в себя:

  • долг по государственным ценным бумагам;
  • кредиты, выданных государству внешними кредиторами;
  • гарантии государства под кредиты, полученные за рубежом организациями-резидентами;
  • задолженность по внешнеторговым операциям бюджетных организаций

Во внешнем долге страны, кроме государственного долга учитываются еще и долги частного сектора, которые государством не обеспечены.

Кто кому и сколько должен и как это влияет на государство?

Казахстан

Astana Cronos Asia

Фото с сайта lands.fandom.comПо данным Нацбанка Казахстана внешний долг на 1 января 2021 года составил $163,4 млрд. Это 96,2% от ВВП страны. При этом стоит отметить, что "безопасным" считается долг при доле не более 40 – 60% от ВВП. Получается, что на сегодняшний день общий объем заимствований практически равен той сумме, которую зарабатывает экономика Казахстана за год.

Но в этих цифрах кроется один нюанс. Львиная доля долга – это обязательства компаний по прямым обязательствам, которые государством не обеспечиваются. Кстати, долг государственного сектора составляет $35,6 млрд. В отношении к ВВП – 21%.

Наибольшая сумма обязательств компаний относится к нефтегазовому сектору. В общей сложности долг составляет $82,2 млрд.

Дело в том, что в Казахстане сектор нефтегазодобычи продолжает зависеть от иностранных инвестиций. В общей сложности на нефтяном рынке Казахстана по данным KazService работает 86 компаний. Казахстан представлен АО "КазМунайГаз", на долю которого приходится порядка 26% нефтедобычи. Остальное добывается иностранными компаниями. Всех перечислять смысла нет. Три "кита" иностранной нефтедобычи – это Тенгиз Шевройл Оперейтинг (ТШО), Карачаганак Петролеум Оперейтинг (КПО) и Норт Каспиан Оперейтинг Компани Б.В. (НКОК), которые работают на трех основных месторождениях – Тенгиз, Карачаганак и Кашаган.

Доли иностранных компаний в этих проектах:

doli neft Cronos Asia

При этом доля иностранных инвестиций в три основные месторождения составляют:

Тенгиз: доля иностранных инвесторов – 80%. Сумма инвестиций – $38 млрд.

Карачаганак: доля иностранных инвесторов – 90%. Сумма инвестиций – $1,5 млрд.

Кашаган: доля иностранных инвесторов – 83%.

Чем это грозит долг?

На сегодняшний день это грозит тем, что Казахстан выплачивает значительные суммы денег в виде процентов по кредитам и недополучает минимум 50% добываемой нефти. При этом надо отметить, что ТШО, КПО и НКОК нефть на казахстанский рынок не продают совсем. Остальные же компании обязаны поставлять 30% от добычи практически по себестоимости – в 2-3 раза ниже мировых цен.

По итогам 2019 года добыча черного золота составила 81 млн тонн. При этом на долю КМГ пришлось 23,6 млн тонн. Остальное было добыто иностранными компаниями – 57,4 млн тонн – почти 80% добычи.

Да, налоги от добычи и продажи нефти выплачиваются в бюджет. По итогам 2019 года общие налоги нефтяных компаний составили 4,5 трлн тенге. Только ТШО выплатили в 2019 году 1,9 трлн тенге. Но представляете разницу между суммой налогов и прибылью от реализации добытой нефти?

К счастью, потеря дохода – это не так критично. Возможно, со временем ситуация в отрасли кардинально изменится. В частности, будут пересмотрены договорные отношения с иностранными компаниями по добыче – все-таки ископаемые ресурсы должны принадлежать стране и использоваться на благо страны.

Узбекистан

tashkent Cronos Asia

Фото с сайта pikabu.ruПо данным центрального банка Узбекистана внешний долг страны в 2020 году составил $33,8 млрд – 57,9% от ВВП.

Внешний долг страны, также, как и в Казахстане структурный. Есть и государственные займы, и частные. Но в Узбекистане большая доля обязательств приходится на государство – $21,3 млрд, 36,5% от ВВП.

Основу внешнего государственного долга составляют кредиты. Основными кредиторами являются:

  • Азиатский банк развития — $5,0 млрд;
  • Всемирный банк — $3,7 млрд;
  • Государственный банк развития Китая и другие — $2,0 млрд;
  • Эксимбанк Китая — $2,0 млрд;
  • Японское агентство международного сотрудничества — $2,0 млрд;
  • Международные инвесторы — $1,7 млрд;
  • Фонда развития экономического сотрудничества и другие — $1,0 млрд;
  • Исламский банк развития — $0,9 млрд;
  • Японский банк международного сотрудничества и другие — $0,4 млрд;
  • Другие международные финансовые институты — $2,4 млрд.

Соотношение долга и ВВП в Узбекистане лучше, чем в Казахстане. Но есть один нюанс. Обслуживание долга в данном случае ложится на государство. Так по итогам 2020 года содержание внешнего госдолга составило более $1 млрд.

Если частные внешние долги ложатся на плечи компаний, которые привлекают инвестиции, то госдолг оплачивается из бюджета. А бюджет Узбекистана, к сожалению, не профицитный. На 2021 год дефицит бюджета составит 37,5 трлн сумов ($3,6 млрд). При этом на госдолг заложено 7,8 трлн сумов ($739 млн). То есть опять придется занимать. На текущий год запланировано привлечение инвестиций в размере $5,5 млрд.

В ситуации с Узбекистаном проблема долга состоит, в большей степени не в его сумме, а в эффективности использования. Долг будет и без проблем обслуживаться, и отдаваться только в том случае, если он будет эффективно вкладываться в проекты, которые в будущем будут приносить доход.

Ярким примером неэффективного внешнего заимствования может служить размещение Узбекистаном в феврале 2019 года двух дебютных траншей евробондов общим объёмом $1 млрд.

Куда были потрачены деньги? Постановлением президента от 2 апреля 2019 года № ПП-4258 "Об эффективном использовании средств, поступающих от размещения первых суверенных международных облигациях Республики Узбекистан" средства с условием получения соответственных процентов будут направлены на следующее: $889,2 млн будут размещены посредством аукциона на депозитные счета коммерческих банков; $20 млн будут выданы в качестве долга АКБ "Агробанк"; $89,9 млн будут выданы в качестве ссуды государственного предприятия "Навоийский горно-металлургический комбинат". Только 9% в реальный проект, который может заработать!

Так можно привлекать внешние заимствования бесконечно, вернее до тех пор, пока не наступит дефолт.

Что касается привлечения иностранных инвестиций в частный сектор, то здесь основной потребитель – нефтегазовый сектор. CA Cronos ранее писало о проблемах иностранной поддержки этой отрасли. Основным риском здесь является то, что на основании договоров иностранные компании, которые приходят на узбекский рынок, наибольшей частью добытых ископаемых пользуются на свое усмотрение, что наносит значительный вред экономике Узбекистана и дефициту, например, газа в стране.

Кыргызстан

bishkek Cronos Asia

По данным Министерства финансов Кыргызстана, на 31 декабря 2020 года государственный долг составил $4,9 млрд. В том числе $4,2 млрд — внешние заимствования. Объем госдолга составляет 68% ВВП. Особенностью киргизского долга является то, что он состоит из кредитов, а не инвестиционных вливаний. Такие долги надо возвращать во что бы то ни стало.

В 2020 году из республиканского бюджета на это потратили $362,6 млн. В текущем году потребуется уже $ 417,7 млн.

Основными кредиторами Кыргызстана являются:

  • Китай – $1,8 млрд;
  • Международная ассоциация развития – $677,4 млн;
  • Азиатский банк развития – $605,4 млн;
  • МВФ – $376,4 млн;
  • АМС Японии – $242 млн.

Самый большой долг у Кыргызстана перед Китаем. Почти половина от общих обязательств и больше, чем годовой бюджет страны.

Небольшое отступление. Кредитная политика Поднебесной очень интересная. Во-первых, Китай щедр на кредиты. Заимствования даются на длительный – до 20 лет и более – срок. Во-вторых, ставки по китайским кредитам, в среднем, составляют от 0,5 до 3%. Но самым интересным является то, что условием выдачи кредита на зарубежные проекты становится привлечение китайских подрядчиков — рабочей силы, технологий и бизнеса. При этом Китай не торопится возвращать кредиты. Инвестиции для Поднебесной — это не только бизнес, но и инструмент оказания влияния на государство. По сути, Китай с помощью кредитов проводит экспансию.

Теперь возвращаемся в Кыргызстан. История с китайскими кредитами началась с 2008 года. Бишкек брал шесть займов на строительство дорог, еще три – на модернизацию энергетических объектов.

Опасность положения заключается в том, что Кыргызстан получал деньги в виде займов, а не инвестиций. Инвестиционная ответственность лежит на инвесторе. Вложил деньги, не получилось – это бизнес. А ответственность по займам ложится на того, кто его взял. Его в любом случае надо возвращать, если не деньгами, то эквивалентом.

В 2020 году Кыргызстан приостановил выплаты по долгам в связи со сложной экономической ситуацией на фоне коронавируса.  Теперь, если Кыргызстан не сможет расплатиться с Китаем по долгам, то ему придется отдавать долги активами страны. Об этом сообщила пресс-служба президента Садыра Жапарова.

Крупные объекты республики из-за долга могут перейти Китаю. Кредитные соглашения были подписаны бывшим президентом Алмазбеком Атамбаевым. Если же республика не выполнит их условия, "объекты могут перейти той стороне, которая выдавала деньги".

В самом крайнем случае есть спорные с Китаем территории. В 1996 и 1999 годах по итогам двух соглашений с Китаем о делимитации границы Киргизия уже потеряла около 1250 кв. км, и еще 161 кв. км потом перешел Китаю по дополнительному соглашению. Не хотелось бы, чтобы ситуация дошла до отделения территорий.

Ситуация с госдолгом привела даже к тому, что государство предложило населению собрать нужную сумму денег для погашения долга. Для этого правительство Кыргызстана открыло общегосударственный депозитный счет для поддержки бюджета, куда принимаются средства от населения и организаций.

У Кыргызстана один выход из положения – привлекать в страну инвестиции вместо кредитов. При этом нужно усиление контроля за движениями внешних денежных средств. Должна быть прозрачность освоения инвестиций. И, конечно же, инвестиционные договора должны составляться так, чтобы инвесторы не становились хозяевами киргизских активов.

Таджикистан

dushanbe Cronos Asia

У Таджикистана, вероятно, самое тяжелое положение. Как и в Киргизии, основная часть долга – это кредиты. При этом, больше всего страна должна Китаю, который уже практически обосновался в республике.

По данным Нацбанка Таджикистана, общая сумма внешнего долга страны на 1 января 2021 года составила $3,2 млрд, сообщает статистическое ведомство страны. Это 47,77 % к ВВП страны.

Более 96,5% внешнего долга является непосредственным государственным долгом, которым обеспечивается выполнение услуг правительства - $3 млрд 132,4 млн.

В структуре государственного долга:

  • долги с государственной гарантией – $96,3 млн;
  • долг перед Международным валютным фондом для поддержки платежного баланса – $11,3 млн;
  • привлеченный Национальным банком Таджикистана долг Китая – $2,0 млн;
  • привлеченный НБТ долг Исламского банка развития – $1,7 млн.

Главным кредитором Таджикистана по внешнему долгу является Китай – $1,2 млрд.

Наибольший кредит выдан "Эксимбанком" – более $1 млрд. Кроме этого кредиты выдавали Госбанк развития Китая и Народный банк.

Полученные средства Таджикистан направлял на строительство линии электропередачи, прокладку железной дороги от Вахдата до Явана, возведение трассы Душанбе – Чаннак – Худжанд и нескольких туннелей, модернизацию теплоэлектростанции "Душанбе-2", увеличение мощностей золотодобывающего предприятия "Зарафшон", разработку месторождений серебра в ГБАО и некоторые другие проекты.

Совместные с Китаем компании:

  • "TALCO Gold" – доля Китая – 50%;
  • "Зарафшон" – доля Китая – 70%;
  • "Пакрут" – доля Китая – 100%.

Обязательства по китайским кредитам предполагают, что в случае отсутствия возможности вернуть долг Поднебесной переходят контрольных пакетов акций стратегических предприятий, добыча ресурсов и даже земли.

В частности, в апреле 2018 года китайская компания TBEA получила от правительства Таджикистана лицензию на разработку золотого рудника "Верхний Кумарг" в Согдийской области. Месторождение перешло китайцам в счет погашения долга, который понадобился для модернизации ТЭЦ "Душанбе-2". В 2016 году TBEA получила доступ к месторождению "Восточный Дуоба". ТВЕА будет добывать золото на месторождениях до тех пор, пока не вернет средства, вложенные в строительство ТЭЦ, а потом власти Таджикистана обещают подписание нового договора на новых условиях.

Оплата долгов землями уже была. В 2011 году, когда власти передали Китаю 1% своей территории – это более 1 тыс. квадратных километров спорных земель на Восточном Памире.

Китай претендует на участки Памира, богатые полезными ископаемыми – это уран, золото, бокситы, асбест, горный хрусталь, драгоценные камни.

Если Таджикистан не будет справляться с обязательствами, то ситуация может повториться.

Высокая коррупция – тормоз развития экономики

Таджикистану нужно пересматривать условия привлечения денег в страну. Кредиты, как и в ситуации с Кыргызстаном – это не выход из положения. Наоборот, продолжение кредитования еще больше усугубит ситуацию.

Правда, есть одно "но". В Таджикистан инвесторы не идут. Основной причиной является высокая коррупция в стране.

Например, в докладе Госдепартамента США "Инвестиционный климат в Таджикистане в 2020 году" говорится о том, что что американские компании в этой стране сталкивались с вымогательством и мздоимством на таможне, в налоговых органах, тендерах по государственным закупкам, а также при получении лицензии в Таджикистане.

Выйти из положения сложно, но можно

Да, долги в странах Центральной Азии появились не от хорошей жизни. Все обязательства были взяты в сложные для стран годы. Приходилось принимать быстрые и не всегда качественные решения. Но сейчас в большинстве этих стран ситуация или изменилась, или начинает меняться в лучшую сторону.

Справиться с проблемой долгов можно только в случае, если страны Центральной Азии кардинально пересмотрят свой взгляд на иностранные заимствования. Надо понимать, что всегда есть альтернативные решения проблем. Нужно осознано выбирать те или иные предложения от иностранных инвесторов и кредиторов. Нельзя подписывать кабальные договора.

Кроме этого нужно полностью пересмотреть систему использования заемных средств. Здесь одним из важнейших моментов является искоренение коррупционной составляющей. Должна быть полная прозрачность в вопросе как используются деньги. Должна быть 100% целенаправленность вложения инвестиционных средств.

Параллельно с решением текущих вопросов по долгам должна создаваться реальная экономическая инфраструктура, которая будет зарабатывать деньги, для того, чтобы в будущем появилась возможность, рассчитавшись с кредиторами и инвесторами, строить собственною экономику. Это позволит в будущем не идти на поводу у тех, кто дает деньги, а самим ставить условия, на которых иностранные инвесторы смогут зайти в страну.


Подписывайтесь на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!



Рекомендуем также прочитать


Свежие новости