Найти

Выборы в Казахстане: лотерея, в которой участвуют не все

Как и всегда в преддверии предстоящих выборов, наиболее активные участники внутриполитической арены ломают копья, стараясь предугадать как распадутся голоса электората и какова будет посещаемость на предстоящих парламентских выборах.

b2a1c2123461e27622c57e29e5e2d559 Cronos Asia

Фото с сайта pixabay

Несмотря на то, что априори всем давно ясно, что на парламентских выборах 10 января 2021 года большинство голосов избирателей вновь заберет партия «Nur Otan», интрига все равно сохраняется. Например, любопытно было бы предположить, какова будет явка избирателей, какие партии и в каком составе пройдут в парламент, повторится ли история парламентских выборов 2016-го года, когда партия «Nur Otan» получила 82,15% голосов.

Очевидно пока лишь то, что впервые за 16 лет, парламентские выборы в Казахстане пройдут не досрочно, а в конституционные сроки, за два месяца до истечения срока полномочий депутатов действующего созыва. Вкратце напомним, парламентские выборы 2021 года станут восьмыми в истории независимого Казахстана, из них пять были внеочередными.

К участию в выборах были допущены шесть политических партий, но Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП) приняла решение не участвовать в выборах. В этой связи в установленный период в Центризбирком были представлены документы о выдвижении партийных списков кандидатов в депутаты от пяти партий: народно-демократической патриотической партии «Ауыл», партии «Nur Otan», политической партии «Adal», демократический партии «Ак жол» и Народной партии Казахстана.

Всего по данным Центризбиркома в списках значатся 312 кандидатов в депутаты мажилиса: 19 человек от партии «Ауыл»; 126 человек от партии «Nur Otan»; 16 человек от партии «Adal»; 38 кандидатов от партии «Ак жол» и 113 граждан от Народной партии Казахстана (НПК).

Третий лишний — будешь ТЫ!

Как отмечалось выше, сегодня вокруг парламентских выборов, по-прежнему, сохраняется интрига. Правда, пока в том как распределяться голоса избирателей точной уверенности ни у кого нет, поэтому отечественные политологи придерживаются консервативного сценария — это когда все будет зависеть от Ак-Орды, которая, как, впрочем, и всегда выступает в роли заводилы из детской считалочки, тыкающего ладошкой в потенциальных соперников и скандирующего: «Раз, два три… Третий лишний – будешь ты!».

«Скорее всего результаты выборов будут в пользу партии «Nur Otan», с незначительным снижением к кампании 2016 года. Думаю, в пределах 75-80%. Такое незначительное снижение дает возможность Ак-Орде провести в парламент еще одну партию, в дополнение к партии «Ак Жол» и НПК может быть проведут либо партию «Ауыл», либо партию «Adal». Но конкретный выбор в пользу той или иной партии будет зависеть от того, какая внутриэлитная группа в большей степени будет устраивать Ак-Орду», — отметил политолог Максим Казначеев в комментариях CA Cronos.

Соловьиная трель или все предсказуемо?

По прогнозам социологов, в предвыборные дни казахстанцев ожидает весьма жаркая пора. По крайней мере, так считает доктор социологических наук Ляззат Нуркатова.  

Впрочем, вполне вероятно, она имела в виду не весь Казахстан, а лишь самих социологов, которым предстоит тщательно следить за выборным процессом, дабы сообщать населению самые свежие данные о голосовании. 

Между тем, по мнению Ляззат Нуркатовой, в настоящее время на политическом поле Казахстана действует «три кита»:

— институт парламентской оппозиции;

— 30% квота в партийных списках для женщин и молодежи;

— выборы в маслихаты по партийным спискам. 

«Эти нововведения предоставят партиям дополнительные возможности для укрепления своих позиций в политической системе страны», — считает социолог. 

Говоря о деятельности партии «Nur Otan», Нуркатова напомнила, что партия от власти впервые в истории Казахстана провела праймериз, который позволил запустить новый политический процесс во всех регионах Казахстана, сделав его прозрачным и открытым. 

Однако политологи посмеиваются, мол, в политологических кругах сложилась чуть ли не аксиома, что 10-20% избирателей будут голосовать за тех, кто во власти, просто потому что они во власти, просто потому что их все устраивает.

А если учитывать пройденный опыт вроде проведенного «Nur Otan» праймериз или охвата незащищенного населения различными госпрограммами, то получается, что правящей партии действительно нечего делать во время предвыборной гонки, ведь фактически все сделанное ранее работало на имидж партии. 

Впрочем, за всей этой ширмой громких высказываний о нововведениях, как-то остается за кадром проблема 7% барьера, который должна преодолеть каждая партия, баллотирующаяся в парламент. 

«Пока непонятно, как вообще проводят сейчас социологические исследования. Все довольно специфично. Как воспринимать предлагаемые нам подсчеты? Либо это констатация фактов, есть же у нас ежемесячное общественное мнение, которые проводят социологи и дают информацию сколько предварительно проголосовали за ту или иную партию, либо эти результаты можно воспринимать как некое давление на избирателей. Мол, все равно правящая партия победит, все равно все за нее проголосуют…. И пока по той социологии которая имеется, не видно, чтобы хоть одна партия 7%-барьер преодолела», — отметил политолог Эдуард Полетаев, в комментариях CA Cronos. 

На самом деле, по словам политолога, очень легко подсчитать какая из партий в состоянии пройти пресловутый 7% барьер. Если исходить из того, что у нас около 10,5—11 млн избирателей, а на выборы придет хотя бы 50% из них, то есть около 5 — 5,5 млн человек, то получается, чтобы набрать 7%, нужно получить около 300—350 тысяч голосов. 

«А если партии имеют столько лишь своих членов? У нас были ситуации на прошлых выборах, когда партия набирала столько голосов, что это составляло меньше количества заявленных ею членов», — заметил Эдуард Полетаев. 

Аблязов помешал?

Раньше, как отмечает политолог, считалось, что ОСДП оттягивает на себя протестный электорат. Но каков он в процентном соотношении, на этот раз, тоже пока не понятно. 

«Учитывая прошлые выборы они набрали чуть более 1% голосов. В этот раз ОСДП отказалась от участия в выборах и куда это все денется непонятно – к какой партии перейдет, в какой форме выльется. Бойкотировать выборы смысла я не вижу, потому что сколько бы ни пришло избирателей голосовать, по закону все равно будет считаться легитимным», — считает Полетаев.

Вкратце напомним, большинство членов партии ОСДП проголосовало за бойкотирование парламентских выборов 2021 года, объясняя это нежеланием становится «инструментом в руках власти». Помимо этого, председатель партии Асхат Рахимжанов заявил, что заявление экс-банкира, оппозиционного политика Мухтара Аблязова, призвавшего от имени ДВК поддержать ОСДП на предстоящих выборах, является не более чем «провокацией». 

Все это наглядно демонстрирует, что внутри оппозиционных сил, либо сил, называющих себя таковыми, по-прежнему нет четкой и единой слаженности, а крыловские лебедь, рак да щука все еще в чести у казахстанской оппозиции. 

«Я думаю, что внутри оппозиции по-прежнему есть большое количество нерешенных конфликтов, которые периодически в такой форме выходят на поверхность. Мы наблюдаем очень большое количество претензий со стороны оппозиционеров друг к другу, обвинений в продажности, аффилированности с властями. Потому и не приходится говорить о какой-то консолидации в оппозиционных рядах. В любом случае, проблема должна быть вскрыта, выведена на поверхность и решена в той или иной форме», — считает Максим Казначеев. 

Кто придет на выборы 

Политолог не исключает, что из-за эпидемии, карантинных мероприятий явка на парламентские будем существенно ниже, чем на прошлогодних президентских выборах.

«Складывается сразу несколько важных факторов. Во-первых, карантинные меры. Во-вторых, сезон (зимнее время года). В-третьих, все-таки мотивация при президентских выборах вызывает интерес населения выше. Исходя из этих трех факторов можно предположить, что явка будет примерно на 10-15% меньше. Чем в прошлом году, то есть где-то в районе 60-65%», — говорит Казначеев. 

Впрочем, Эдуард Полетаев придерживается несколько иной точки зрения, полагая, что именно зимние праздники могут сыграть не последнюю роль в приходе людей на избирательные участки. 

«Предварительно оценивают 50% явки избирателей. Но у нас впервые выборы проходят в такое время года, когда фактически будут долгие новогодние каникулы, заняться людям особо нечем, никуда не поедешь, границы закрыты. Поэтому обстоятельства могут сложиться так, что люди могут пойти просто ради интереса, чтобы не все время дома сидеть. То есть какие-то такие моменты, которые тяжело предугадать, но они могут сыграть на повышение явки. Тем более, я вижу, что и власть заинтересована в повышение явки избирателей», — считает Полетаев. 

В заключение отметим, что и локдаун тоже сыграл свою роль. Фактически в течение всего уходящего года внутренняя повестка довольно сильно актуализировалась. В топе новостей оказывались местные новости, а не зарубежные. И это говорит о том, что у людей есть интерес к тому, что происходит в стране, и возможно, этот момент тоже может сыграть на увеличение явки избирателей на парламентских выборах.



Рекомендуем также прочитать

Казахстану нужны новые инвестиционные инструменты

Президент Касым-Жомарт Токаев указал на необходимость серьезных преобразований и реформ, направленных на повышение инвестиционной привлекательности, обеспечение транспарентности и предсказуемости государственных политик. Для достижения этих целей глава государства выдвинул ряд предложений и инициатив.


Свежие новости