Основные тренды в благосостоянии домохозяйств Казахстана

Среднестатистическое казахстанское домохозяйство, состоящее из 3,4 человек, зарабатывает в месяц 307,4 тысячи тенге

WhatsApp Image 2023 08 29 at 18.21.39 Cronos Asia

25 августа в пятницу в 11.00 в Алматы по Гоголя 127/1 (гостиница Казжол, зал Алатау) на платформе ОФ «Международный институт социологии и политики» состоялся Круглый стол на тему «Основные тренды в благосостоянии домохозяйств Казахстана». Международный институт социологии и политики (МИСП) представил результаты 2-го этапа комплексного исследования «Эталонное домохозяйство 2030», посвященного изучению перспектив повышения уровня жизни домохозяйств как одной из целей развития для экономики.

Первый этап этого проекта был завершен осенью прошлого года. Были изучены состояние и основные тенденции в развитии домохозяйств и наиболее важные проблемы в формировании их доходов и расходов, проведена оценка компонентов уровня жизни и разработаны сценарии по форсированному повышению уровня жизни с учетом возможностей экономики и системы управления государства.

С приветственным словом выступил директор «Международного института социологии и политики» Андрей Хан, который рассказал об особенностях второго этапа исследований и представил выступающих.

Первым выступил Марат Шибутов с докладом «Провал государственного планирования, инфраструктурный кризис и его влияние на жизнь казахстанцев». Основные его тезисы:

  1. Долгосрочная стратегия домохозяйства состоит из 5 основных акторов – работа, жилье, безопасность, инфраструктура, социальная сфера. Если не брать работу, то 4 остальных фактора крайне сильно зависят от государства и его способности проводить в реальность свою политику.

  2. При этом в Казахстане налицо провал государственного планирования – несмотря на то, что в 2021 году государственные программы сменились 10 национальными проектами, уже 2 из них утратили силу. При этом несмотря на то, что реализовывалось около 295 государственных программ, ни одного отчета по ним в полном виде нельзя найти, а большинство программ не выполнены.

  3. Важным показателем провала госпланирования является инфраструктурный кризис, который начался после отмены в 2018 году программы «Тариф в обмен на инвестиции». Тяга к дешевому популизму заставила снизить тарифы и меньше тратить на ремонт инфраструктуры, в результате чего износ в энергетике повысился с 35 до 75% и в 2022-2023 годах Казахстан охватила серия аварий в коммунальной сфере.

  4. Фактически несмотря на доступность всех данных, прогнозировать проблемы чиновники не смогли. Теперь под ударом в этот отопительный сезон находится как минимум 720 тысяч человек, живущие в городах с аварийными ТЭЦ.

  5. Вторым примером неумения планировать является ситуация в Астане, где население с 2000 по 2023 год выросло на 1 миллион человек и возникла проблема с водоснабжением. Рост был постоянным, но предусмотреть новые насосные станции и источники водоснабжения никто не захотел.

  6. В целом, надо понимать, что текущее относительно благополучное состояние экономики является не результатом чьих-то усилий, а внешней ситуации из-за которой поменялись транспортные потоки и поэтому у нас существенно выросла торговля, транспорт и почтовые услуги.

  7. Ценность активов и доступность работы будет скоро зависеть от состояния инфраструктуры города. Соответственно, будет феномен инфраструктурной миграции, который возможно повторит ситуацию 90-х годов, что существенно усилит расслоение граждан и введет в оборот понятие «топливной бедности». Домохозяйствам надо будет перестраивать свою стратегию жизни на ближайшие годы

Вторым выступил Степан Шрамко с докладом «Динамика доходов и уровня жизни домохозяйств». Основные тезисы его доклада:

  1. Среднестатистическое казахстанское домохозяйство, состоящее в среднем из 3,4 человек, зарабатывает в месяц 307,4 тысячи тенге, причем главные доходы – это трудовая деятельность (230,2 тысячи тенге), пенсия (54,6 тысяч тенге), доход не по найму (28,5 тысяч тенге).

  2. При этом среднестатистическое казахстанское домохозяйство тратит в месяц 294,9 тысяч тенге, где главные расходы – это продовольственные товары (125,8 тысяч тенге), непродовольственные товары (60,9 тысяч тенге), платные услуги (44,4 тысячи тенге), погашение кредита (17,5 тысяч тенге).

  3. В 1 квартале 2023 года доходы домохозяйств выросли на 18,6%, а расходы на 17,2%. В частности, расходы на продукты питания выросли на 21%.

  4. По данным опросов, удовлетворены финансовым и экономическим положением домохозяйств 36,5% опрошенных (минус 26,5% по сравнению с прошлым годом), частично удовлетворены 61,6%, неудовлетворены 0,5%.

  5. По данным опроса 92,7% назвали причиной низкого и ниже среднего уровня домохозяйств низкую оплату труда.

Затем слово взяла Наталья Малярчук с темой «Системные меры развития экономики: налогообложение, инвестиции, торговля, инфраструктура». По ее словам, если обобщить результаты всех проведенных исследований в рамках проекта, то можно выделить ряд концептуальных особенностей казахстанской экономики, которые в том числе могут быть препятствиями для благополучия граждан:

  1. Программы развития экономики строятся в рамках отдельных проектов, где различные отрасли, а иногда и элементы одной отрасли рассматриваются в рамках отдельных проектах со своими задачами и планируемыми результатами, а сами проекты не соединены между собой. Сложность заключается в том, что такие проекты не объединены единой конкретной и осязаемой целью, в рамках единой и неделимой системы.

  2. Фокус развития экономики - на ее транзитном статусе или как много говорят на экспортном потенциале. Казахстан выстраивается, по крайней мере так видится, как мост между Востоком и Западом и только. Соответственно, все проекты нацелены на развитие возможностей тех, кто будет пользоваться транзитными возможностями Казахстана. В этой стратегии бенефициарами являются не граждане, а крупные игроки, для которых, собственно, сам Казахстан не интересен, важны лишь удобства для транзита их товаров, работ и услуг во вне. Например, строятся много дорог (включая ж/д, порты, аэропорты) для обеспечения транзита товаров через Казахстана, упуская развитие той самой связанности страны через дороги. Что бы стало огромным фактором успеха для населения и предпринимателей, которые бы были более мобильными, с меньшими издержками могли бы торговать внутри страны.

  3. В инвестиционной политике ставка делается на иностранных крупных инвесторов, которые здесь и сейчас могут предоставить cash flow. Планируется, что инвесторы в рамках своих проектах каким-то образом будут развивать смежные отрасли и направления. Здесь прослеживается серьезная ошибка в расчетах. Во-первых, действительно ли инвесторам интересно браться за не профильную для себя деятельность - развитие смежных отраслей, включая вклад в благосостояние граждан, когда у них есть свои цели и задачи? Во-вторых, а действительно ли хватит всех инвестиционных потоков для решения государственных задач? Как представляется не совсем.

  4. Местный бизнес, граждане всегда рассматриваются с точки зрения расходов, а не источников доходов. Отсюда усложняющееся и дорогостоящее для локальных предприятий регулирование и налогообложение (которые являются главным барьером, кстати, для инвесторов и такой вожделенной локализации иностранцев в стране), растущие иждивенческие настроения среди граждан, которые не при каких условиях не имеют в такой системе возможностей для самостоятельного развития - это просто дорого.

Как отметила Малярчук: «В наших рекомендациях мы постарались учесть эти и другие факторы, предоставить свое видение выхода из сложившейся ситуации, которые могут поменять фокус строящейся модели экономики и повернуть его на домохозяйства или, абстрагируясь от терминов - на граждан, на нас»

И последней в дискуссии была Шолпан Айтенова с докладом «Прозрачность формирования расходов бюджета как фактор повышения эффективности социальных расходов». Основные тезисы ее доклада:

  1. Отмечается неполнота статистической информации о государственных финансах, а также ограниченное охватывание всего спектра сектора государственного управления. Этот недостаток сопровождается слабой согласованностью между ключевыми бюджетными документами, такими как Концепция управления государственными финансами, прогноз социально-экономического развития и утвержденные бюджеты. Дефицит связей между этими документами приводит к отсутствию четкой бюджетной политики. Документы носят формальный характер.

  2. Непродуктивное применение бюджетных правил: формальное принятие этих правил не сопровождается соответствующей практикой, так как управление бюджетом и национальным фондом остается ручным.

  3. Реактивный характер формирования бюджетных расходов, который не учитывает взаимосвязь с основными стратегическими документами планирования. Это приводит к тому, что бюджетные расходы формируются несвоевременно и без обязательной корреляции с долгосрочными стратегическими целями.

  4. Отсутствует долгосрочный анализ и прогнозирование социальных расходов, в особенности пенсионных выплат. Это создает неопределенность в области финансового планирования и может оказать отрицательное воздействие на социальную стабильность.

  5. Также проблемой является устаревший механизм формирования бюджетных расходов на основе данных предыдущих периодов, что не всегда соответствует современным потребностям и стратегическим целям развития.

После завершения докладов состоялась оживленная дискуссия. В будущем планируется подготовка Национального доклада о состоянии домохозяйств, который не только обобщит основные данные о состоянии домохозяйств, но и расскажет о факторах, формирующих их благосостояние, и предложит меры по его повышению.




Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на cronos.asia.

Подписывайтесь на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!


Свежие новости