Найти

Секреты тотальной цифровизации с китайской спецификой

В Китае с января 2021 года официально действует «Система социального кредита», которая вступила в действие в рамках принятого Гражданского Кодекса КНР – первого документа такого рода с 1949 года.

2c8f08d45ed67e5beae995eacdf8750f Cronos Asia

Фото: gorod-812.ru

Новый Гражданский кодекс (ГК) КНР отражает видение Си Цзиньпина и руководства компартии на вопросы развития китайского общества до 2050 года, когда планируется завершить переход от «общества среднего достатка» к «обществу великого единения». Лидия Пархомчик, эксперт ИМЭП при Фонде Нурсултана Назарбаева, рассказала Central Asia Сronos о специфике системы и отношении населения к тотальному контролю. 

Лидия Пархомчик_ИМЭП 3.png

Китайское видение процесса цифровизации сложилось еще в докоронакризисный период. С 2003 года цифровая среда в Китае находится под «Золотым щитом», который осуществляет фильтрацию входящего трафика. Принятие в 2017 году в КНР закона о кибербезопасности усилило контроль над свободой слова в Интернете. Учитывая, что Китай занимает первое место в мире по количеству интернет-пользователей, под ограничения попали более 854,5 млн человек.

 Принятие нового Гражданского кодекса ознаменовало следующий этап внедрения цифровых технологий в жизнь китайского общества. С 1 января 2021 года в Китае официально узаконена «Система социального кредита», которая из экспериментального статуса перешла в общенациональный формат. 

Идея создания системы, которая бы оценивала отдельных граждан или компании с помощью данных, собираемых через цифровые приложения, системы видеонаблюдения, распознавания лиц и голоса, оказалась материальным воплощением социализма с китайской спецификой. 

Плохой хороший гражданин

Технологические достижения в области цифровизации в совокупности с внедренными повсеместно системами «умного города», «умного транспорта» и так далее сделали возможным построение цифровой архитектуры по отслеживанию поведенческих паттернов населения.

 

С 2014 года Пекин находился в процессе расширения системы социального кредита, которая изначально была внедрена лишь в 12 городах. К 2019-му в пилотном режиме система тестировалась уже в 40 городах КНР. Фактически, задачей данных «тестовых» городов становилось формирование отчетов «с примерами добросовестных поступков и ненадежного поведения». 

И хотя на местном уровне система начисления рейтинга могла различаться, так как имела самый широкий диапазон параметров, суть социального кредита сводится к следующему – формирование у населения модели социально приемлемого поведения. 

Понижение социального рейтинга влечет за собой санкционные меры, начиная от запрета приобретать билеты и выбирать люксовые опции в ресторанах и отелях, заканчивая запретом работать в госучреждениях и получать соцобеспечение. 

В тоже время зарабатывая бонусные баллы за «чистую» кредитную историю, профессиональное положение, активное участие в жизни местного сообщества или волонтерскую деятельность гражданину полагается вознаграждение, которое может выражаться, например, в приоритизации медицинского обслуживания. 

Масштабная слежка 

Нужно отметить, что китайские власти не отвечают за непосредственный скоринг. Баллы хранятся в центральной базе данных, доступ к которой предоставляется городским властям, компаниям и банкам. В идеале имеющаяся база данных должна быть интегрирована с информацией правоохранительных органов, «электронного правительства» и множества других онлайн-сервисов, что позволит выявлять нарушения и понижать социальный рейтинг в автоматическом режиме. 

Подобные манипуляции стали бы невозможны без создания масштабной сети слежения на основе технологий распознавания лиц. Ранее Пекин заявлял о намерении увеличить количество камер, оборудованных системой распознавания лиц, до 600 млн единиц. 

Столь массовое внедрение систем наблюдения позволило Китаю разработать и внедрить одно из первых приложений для контроля распространения COVID-19. «Код здоровья» стал обязательным для всего населения страны, став дополнением к уже имеющимся наработкам по формированию социального рейтинга. 

Феномен низкой сопротивляемости 

Пандемия коронавирусной инфекции подтолкнула мировое сообщество к попыткам воспроизвести китайский опыт в плане контроля над распространением заболевания. Однако, по понятным причинам, слепое копирование не представляется возможным. 

Опыт Китая уникален не только в плане технического исполнения цифровой архитектуры. Повсеместная цифровизация воспринимается большинством китайцев не как пример неприемлемого цифрового тоталитаризма и вмешательства в личную жизнь, а как некая нормальная практика. Уровень цифрового доверия китайского общества по отношению к новым технологиям и их использованию остается стабильно высоким. 

В начале 2021 года Школа права и дипломатии им. Флетчера в Университете Тафтса представила свой ежегодный рейтинг Digital Evolution Index 2020, который, в том числе, позволяет оценить уровень цифрового доверия в странах мира. Так вот в Китае наблюдается «переизбыток» доверия к цифровым технологиям, несмотря на имеющиеся вопросы относительно механизмов защиты персональных данных. 

КНР уверенно лидирует и по показателю взаимодействия граждан с цифровой средой (Digital Trust: Behavior). Высокий уровень вовлеченности наблюдается через использование потребителями технологий, социальных сетей, электронной коммерции и мобильных платежей. 

В подобных условиях можно говорить о наличии феномена низкой сопротивляемости китайского населения внедрению системы социального кредита, что во многом обусловлено особенностями местного менталитета и сознательной политикой властей.



Рекомендуем также прочитать


Свежие новости