Найти

Народный подрыв элитных игр

Банки – активы разных групп казахстанских бизнесменов, олигархов, напрямую конкурируют за политическое влияние своих владельцев в обществе, обусловленное экономической мощью. При этом властвующие экономические элиты часто не замечают третьей стороны этого противостояния – самого общества, миллионов казахстанцев, которые, подчиняясь финансовому давлению, одновременно пытаются, если не избавиться от него, то, хотя бы «подорвать».

a7f793c81822db112e0f14df877efe60 scaled Cronos Asia

Коллаж: Вячеслав Батурин

Иностранные, частные и шадиевские

Число казахстанских банков в последние годы неуклонно сокращается. Сейчас оно составляет 26 и его можно условно разделить на несколько групп, в первую очередь – по признаку собственности, для простоты анализа. 

Наиболее многочисленной получается группа иностранных банков, включающая 4 «дочки» российских банков, 3 «дочки» китайских банков и 6 «дочек» других иностранных банков в Казахстане. 

В «чертовой дюжине» иностранных банков по размеру активов на 1 ноября 2020 года самой крупной – 2,9 трлн тенге, по данным Национального банка Казахстана, была «дочка» российского «Сбера» — ДБ АО «Сбербанк». Затем в группе «дочек» российских банков, которые исторически активно присутствуют на территории Казахстана, шел «Альфа-Банк» (765 млрд тенге), «Банк Хоум Кредит» (385 млрд тенге) и «ВТБ» (340 млрд тенге). 

Китай – один из крупнейших инвесторов в Казахстане и третий крупнейший кредитор, для которого Казахстан – это источник сырья, рынок сбыта и транзитная территория. Присутствие Китая в казахстанской экономике в последние годы также растет, причем не только в сырьевом секторе. «Дочки» китайских банков: Altyn Bank (ДБ China Citic Bank Corporation Ltd) (628 млрд тенге), «Банк Китая в Казахстане» (298 млрд тенге) и «Торгово-промышленный банк Китая в Алматы» (182 млрд тенге). Контрольный пакет акций Altyn bank Народный банк продал китайским инвесторам в 2018 году. 

Другие иностранные банки – тоже не крупные по активам: дочка американского Citibank, N.A.- АО «Ситибанк Казахстан» — самый крупный в этой группе, с активами около 1 млрд тенге, «дочка» госбанка «Т.С. Зираат Банкасы А. Ш.» Турецкой Республики — АО ДБ «КЗИ Банк», «дочка» крупного южнокорейского Shinhan Bank — АО «Шинхан Банк Казахстан», «дочка» исламского банка Al Hilal со штаб-квартирой в Абу-Даби — АО «Исламский Банк Al Hilal», банк, одним из акционеров которого является Исламская корпорация по развитию частного сектора (ICD) — АО «ИБ Заман-Банк» и АО «ДБ НБ Пакистана в Казахстане». 

Государственный банк – АО «Жилстройсбербанк Казахстана» (теперь — Отбасы банк, 1,6 трлн тенге). 

Частных казахстанских банков, получается, в действительности 9. 

Активы АО «Народный Банк Казахстана» (9,6 трлн тенге) превышают треть активов всего банковского сектора. АО «Kaspi Bank» (2,5 трлн тенге) основные акционеры – олигархи Вячеслав Ким и Михаил Ломтадзе. АО «ForteBank», (2,2 трлн тенге) основной акционер — Булат Утемуратов, владевший на 1 января 2020 года 90,1% размещенных простых акций и его дочка — АО «Банк Kassa Nova» (115 млрд тенге), покупаемое (разрешение АРРФР получено) АО «Фридом Финанс». 

АО «Банк ЦентрКредит» (1,7 трлн тенге) основной акционер — Бахытбек Байсеитов, выпускник финансового университета при правительстве Российской Федерации. 

АО «Jysan Bank» (1,5 трлн тенге) крупным акционером которого с 99,5% долей участия является АО «First Heartland Securities». Председатель совета директоров — Шигео Катсу, председатель правления — Айбек Кайып. 

АО «АТФБанк» (1,4 трлн тенге) олигарха Галимжана Есенова, зятя предправления АО «ФНБ «Самрук-Казына», Ахметжана Есимова.  

АО «Евразийский Банк» (1,2 трлн тенге), конечные акционеры: Александр МашкевичАлиджан Ибрагимов и Патох Шодиев с долями акций по 33,33%. 

АО «Банк «Bank RBK» (815 млрд тенге), конечный акционер – Владимир Ким. 

АО «Нурбанк» (429 млрд тенге), убытки с начала года по октябрь по отчету «Банки Казахстана в октябре 2020 года» Halyk Research, составили 39,9 млрд тенге, конечный акционер – Рашит Сарсенов. 

Банки Орифджана Шадиева, племянника Патоха Шодиева: АО «Capital Bank Kazakhstan» и АО «AsiaCredit Bank» уже по многу месяцев не выполняют пруденциальные нормативы финрегулятора Казахстана и открывать в них депозит или текущий счет вряд ли кто рискнет. 

2020-12-24.png

У предправления банка – свои приоритеты, у владельца – свои

В этом году, наверно, все банки, а значит и те, кто владеет и управляет ими, ощутили последствия ухудшения макроэкономической обстановки и влияние пандемии. И, наверно, в постоянном диалоге с группой, мониторят ситуацию и вырабатывают подходы к работе в изменившихся обстоятельствах. 

Народный Банк Казахстана (или Halyk Bank) позиционирует себя как самый надежный и устойчивый в стране. Активы Halyk Bank свидетельствуют, что собственники банка (по 36,65% через холдинг Алмэкс) — Тимур и Динара Кулибаевы удерживают влияние на элиты. Ибо, если есть актив, то обязательно должен быть от него положительный финансовый результат, а политическая составляющая присутствует в любом деле, где фигурирует бывший или действующий президент либо кто-то из близких к нему людей. 

Банк конкурирует с другими банками по большому количеству продуктов.  Он также, вероятно, сотрудничает с западными высокотехнологичными компаниями, и личные интересы его руководителей надо иметь в виду. «Элитные договоренности» могут действовать, но могут быть и пересмотрены. 

Наверное, ни один глава крупной компании с государственным участием, и, тем более – частной, ни за что не променял бы свою работу на должность в правительстве, даже когда речь шла о более устойчивом правительстве Назарбаева, у которого были какие-то временные перспективы и гарантии. Горизонт же планирования у казахстанской элиты сейчас существенно снизился. Поэтому, когда элиты говорят о 2030-м, вероятнее всего, они говорят ни о чем, потому что планировать элиты могут на ближайшие полгода-год. 

Надо полагать, они прекрасно понимают, что страна находится в фазе транзита политической системы. У них, конечно же, у каждого, наверняка, есть планы адаптации к этой новой реальности. Но все также вероятно, понимают, что на выходе из этой ситуации через год-два, они могут быть совершенно в новом месте и в новом качестве. 

В интервью различным СМИ и в выступлениях проверенного профессионала Умут Шаяхметовой есть высказывания, касающиеся политики. Например, ее мнение по приходу инвесторов. 

«Возникает вопрос: почему (в Казахстан – Авт.) не заходят инвесторы? Наверное, потому что в отличие от ситуации десятилетней давности внутренний рынок ценных бумаг недостаточно активен. Усилилась роль государства в экономике, при этом сократились возможности для частного капитала. Все это оказывает определенное влияние», — отмечала она в интервью МИА «КазТАГ» год назад.

То есть, таким образом она уже говорит о том, что, вероятно, переросла в чем-то позицию председателя правления банка, но вряд ли пойдет в министры. Впрочем, также на данный момент ее участие в политике маловероятно.

Очевидно, что ее заявления иногда перерастают позицию обычного топ-менеджера банка. Например, можно посмотреть ситуацию с главой и сооснователем Kaspi.kz Михаилом Ломтадзе, который параллельно такие заявления не делает. Это не говорит о том, что Шаяхметова пытается каким-то образом усилить свои политические позиции, прощупывает почву. Она не делает радикальных заявлений, подстраховывается. Это скорее демонстрирует, что такова ее позиция, связанная со следующим этапом в ее карьере. Похоже, позиция главы Halyk Bank ей не так интересна в долгосрочной перспективе. 

Тем более, что владелец банка Тимур Кулибаев, сейчас в публичной политике, на выборных должностях — возглавляет ассоциацию Kazenergy, в которую входят организации нефтегазового и энергетического сектора, а также является председателем президиума НПП «Атамекен» и может не только непублично влиять на политику, но и придавать этому влиянию сходство с публичным статусом. 

Он также явно не пытается зайти в публичную политику, даже с ориентиром на президентские выборы, потому что, если бы он целенаправленно работал именно на эту повестку, то, конечно же, себя бы продвигал. 

Народ решает свои проблемы сам

Казахстанцы серьезно сократили в этом году свои доходы, люди пытаются покрывать те кредиты, которые были открыты ранее, и уже за счет депозитов, покрыть свои текущие расходы. Курс тенге существенно упал, а у многих расходы связаны, в том числе, с обслуживанием долгов и разных инвестиций, номинированных в валюте. До сих пор казахстанцы считают цены на автомобили, землю и недвижимость в долларах США, а элиты держат деньги, конечно, не только в казахстанских банках и в нацвалюте. 

Кроме того, есть, конечно, и политические причины. Граждане снимают деньги с депозитов одних банков, как это было в марте—мае 2020 года, когда, например, в АО «First Heartland Jýsan Bank» вклады физлиц, по данным Национального банка, сократились на 10% от портфеля, с 487 млрд тенге до 436 млрд тенге. Граждане перекладывали вклады на депозиты других банков, понимая, что они каким-то образом навредят первым, тем, против которых они пишут посты в соцсетях, смены которых (обновления элиты) которых они желают. Также мы видим слабость самой банковской системы, которая очень сильно нуждается в денежных ресурсах, хотя и получает ее со стороны Нацбанка, владельцев казахстанских компаний. 

Так казахстанцы выражают недовольство действиями властей в период ковидного карантина и позже, порожденными коррумпированными политическими системами – министерством здравоохранения, уголовное дело в отношении бывшего главы которого —  Елжана Биртанова расследуется службой экономических расследований Минфина, и другими структурами. 

Подводя итог можно предположить, что, если элиты, наконец, смогут переступить через эгоизм, партийные и региональные интересы и посмотрят на родину и своих граждан с состраданием, тогда возможно многое изменится.



Рекомендуем также прочитать


Свежие новости