Может ли Казахстан оказаться в ловушке для должника?

Расходы на обслуживание и погашение правительственного долга к доходам республиканского бюджета вырастут почти в 1,4 раза, до 18% в 2021 году.

org hjgk106 Cronos Asia

Фото: politobzor.net

Очень часто простым людям экономика кажется непонятной и малоинтересной. А между тем, цифры наглядно демонстрируют, как и когда мы можем оказаться совсем "без штанов". Cronos.Аsia решил разобраться с разными нестыковками в бюджете и проследить их судьбу.

Если взглянуть, к примеру, на показатели государственного долга, то становится очевидным, что наш бюджет буквально трещит по швам.

"Банально!", – скажете вы. Или быть может, став в позу, решите повторить легендарную фразу Константина Станиславского? Что ж, возможно вы и будете правы, если начнете попросту повторять эту известную и несколько приевшуюся мантру: "Не верю!" Пусть так, но цифры не обманешь. По идее никак из простого сложения 2+2 не получишь 5. Тем не менее, у наших казахстанских мужей от правительства как-то так все же получается.

Буквально на днях депутаты верхней палаты Парламента на заседании Клуба молодых экспертов обсудили тенденции, задачи и перспективы казахстанской экономики в постпандемический период. В частности, как напомнил спикер Сената Маулен Ашимбаев, в Казахстане был принят пакет антикризисных мер, в рамках которого более 4,5 млн казахстанцев получили компенсационные выплаты из-за потери дохода. Были проиндексированы пенсии и пособия, увеличены зарплаты врачей и медицинского персонала. Были разработаны меры поддержки МСБ. Дело, конечно, серьезное и нужное, а потому, наверное, стоит остановиться на этих мерах чуточку подробнее.

Размах рублевый, удар копеечный

Итак, согласно планам, разработанными и рассмотренными Высшим советом по реформам, предлагается внедрить восемь срочных новых мер, направленных на поддержку бизнеса.

Напомним, еще в феврале текущего года министр национальной экономики Асет Иргалиев представил пакет антикризисных мер на правительстве. В первую очередь, по словам министра, речь идет о снижении нагрузки на фонд оплаты труда и уплата единым платежом для субъектов МСБ.

Второй пункт предусматривает поддержку становления и развития новых предприятий обрабатывающей промышленности. В частности, предлагается рассмотреть вопрос уменьшения (на 2 года с момента создания предприятия) для них НДС на 70%.

Третий пункт направлен на развитие и поддержку предприятий путем освобождения их от корпоративного подоходного налога прибыли, которая будет реинвестирована в развитие производства.

В четвертом пункте говорится о расширении перечня приоритетных видов деятельности для заключения инвестиционных соглашений правительством.

Пятый пункт касается упрощения регистрации ИП через бесплатное мобильное приложение.

Шестой предусматривает в течение текущего года сократить на треть все требования к бизнесу.

В седьмом пункте, для повышения доступности финансирования бизнеса, предлагается включение микрофинансовых организаций в программу субсидирования "Дорожная карта бизнеса –2025".

Наконец, в восьмом пункте, предлагается внедрить режим розничного налога для сферы общественного питания в МСБ.

По словам министра, если все эти меры будут реализованы в текущем году, они приведут к тому, что к 2025 году в официальную занятость будут вовлечены 500 тысяч наемных работников.

"Также это позволит увеличить инвестиции в обрабатывающую промышленность на 15 п.п. ежегодно, снизить теневую экономику до 15% к ВВП с учетом реализации Плана по снижению теневой экономики, а также снизить нагрузку на фонд оплаты труда для 75% субъектов микро- и малого бизнеса", – подчеркнул тогда глава экономического ведомства.

Что ж, очевидно, что восстановление динамики развития МСБ и рабочих мест, цифровизация государственных услуг и бизнеса, а также обеспечение соразмерности государственных расходов доходам государства – это, конечно, хорошо и, безусловно, необходимо. Вопрос лишь в том – за чей счет весь этот "банкет"?

Проблема не нова

По утверждению Маулена Ашимбаева, в текущем году наблюдается рост дефицита бюджета с 3,1% к ВВП в 2020 году до 3,5% к ВВП в 2021 году.

"Дефицит бюджета финансируется за счет внутренних и внешних заимствований. Эта проблема не нова. Необходимо изменить эту тенденцию при формировании бюджета на следующий трехлетний период 2022-2024 годов. Бюджет должен пополняться за счет развития несырьевого сектора и обрабатывающей промышленности. Экономию ресурсов, в том числе государственных, могут обеспечить новые формы организации труда. В частности – расширение дистанционных форматов работы, более активное использование цифровых платформ", – уверен Маулен Ашимбаев.

Кстати проблема дефицита бюджета действительно не нова. К примеру, в 2020 году экономисты забили тревогу, заявив, что по объемам финансовых поступлений и обязательств Казахстан стоит на втором месте в ЕАЭС после России. За первое полугодие доходы республиканской казны РК составили $14,2 млрд, расходы – 16,8 млрд. Разрыв между этими двумя показателями значительно увеличился по сравнению с январем-июнем 2019 года. Если в 2019 году в бюджете страны не хватало $700 млн (инфляция 4,5%), чтобы покрыть все затраты, то в 2020 году сумма увеличилась до $2,5 млрд (инфляция 7,5%).

Долг не разжива

Но возвращаясь к дефициту бюджета, который складывается из внешних и внутренних заимствований, стоит отметить, что по оценке правительства РК в 2020 году государственный долг составил 29,2% к ВВП, что выше ограничения в 27%, установленного Концепцией новой бюджетной политики.

Как отмечают депутаты мажилиса Парламента от фракции Народной партии Казахстана, в 2021 рост госдолга прогнозируется до 30,3% году и 30,5% к ВВП в 2022 году. Суммарные расходы на обслуживание и погашение правительственного долга, составляющего 81% государственного долга, вырастут с 1,531 трлн тенге в 2020 году до 2,026 трлн тенге в 2021 году, с дальнейшим увеличением до 2,74 трлн тенге в 2025 году.

"Все это в разы превышает бюджет развития, а также ограничения долговой нагрузки на бюджет (15%), установленные Концепцией формирования и использования средств Национального фонда. А значит, есть повод серьезно задуматься куда, на что именно и как мы тратим средства из бюджета", – отмечено в депутатском запросе фракции Народной партии Казахстана.

Как отмечает депутат мажилиса Ерлан Смайлов, расходы на обслуживание и погашение правительственного долга к доходам республиканского бюджета вырастут в разы. В депутатском запросе фракции отмечено, что расходы на обслуживание и погашение правительственного долга к доходам республиканского бюджета вырастут с 12,9% в 2019 году до 18% в 2021 году, до 20,6% и 23% в 2022– 2023 годах соответственно. А без учета трансфертов из Национального фонда уровень долговой нагрузки превысит пороговый уровень почти вдвое и достигнет в 2021 году 26,7%, в 2022 году – 25,9%, а в 2023 году - максимального исторического значения в 28,3%.

Здесь к гадалке не ходи, настолько все очевидно. Рост почти в 1,4 раза! Очевидно, отмечают депутаты, что в экономической теории со времен Адама Смита экономический оптимизм и кредитование-заимствования неразрывно связаны. Но если ключевым условием является опережающий рост экономики и, соответственно, доходов, позволяющих оплачивать расходы по обслуживанию займов, то чем обосновывается экономический оптимизм нашего правительства как-то малопонятно.

Продолжение следует


Подписывайтесь на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!

 



Рекомендуем также прочитать

Продаст ли "Казахтелеком" долю в Kcell?

Глава АО "Казахтелеком" Куанышбек Есекеев: "Компания готова рассматривать продажу каких-либо миноритарных пакетов, но право управления компанией нужно оставить за собой".


Свежие новости