Уже 4 мая сразу две стратегически важные ГЭС могут уйти с молотка

Почему специалисты против продажи ГЭС, выясняла редакция Central Asia Cronos.

GES Ust Kamenogorska foto press sluzhby Ust Kamenogorskoj GES Cronos Asia

ГЭС Усть-Каменогорска. Фото пресс-службы Усть-Каменогорской ГЭС

В соответствии с постановлением правительства Казахстана от 9 марта 2021 года комиссия по продаже Усть-Каменогорской и Шульбинской ГЭС ещё 25 марта должна была назвать их стартовую стоимость. Но ожидаемая информация в публичном пространстве так и не появилась. О нюансах сопровождающих предстоящую сделку в материале от cronos.asia.  

Большая часть публикаций в казахстанских СМИ, относящихся к предстоящей 4 мая 2021 года продаже сразу двух гидроэлектростанций на реке Иртыш, имеет исключительно информативный характер. Сообщается, что обе электростанции входят в состав Иртышского каскада ГЭС. Усть-Каменогорская ГЭС, являясь второй ступенью каскада, расположена в северо-восточном пригороде Усть-Каменогорска, и имеет 4 турбины с общей установленной мощностью в 331,2 МВт. Введена в строй в 1952 году. Эксплуатация являющейся третьей ступенью Иртышского каскада Шульбинской ГЭС, которая территориально входит в городской округ Семея, началась в 1987 году. Ее установленная мощность 702 МВт и она является крупнейшей гидроэлектростанцией Республики Казахстан.

Претенденты уже известны?

По последним инсайдерским данным заявки на участие в тендере на приобретение обеих ГЭС пока подали якобы только две компании. Неофициально считается, что каждая из них способна, вложив серьёзные инвестиции, снять бремя немалых расходов, что несет правительство страны для содержания обеих гидроэлектростанций. Учитывая доступную в публичном пространстве информацию, можно согласиться с существующим мнением, что с платёжеспобностью у обоих претендентов действительно всё в полном порядке.

Первый претендент – это корпорация Mubadala Investment Co со штаб-квартирой в Абу-Даби (ОАЭ). Позиционируется, как созданный в 2017 году фонд национального благосостояния Объединенных Арабских Эмиратов, который полностью контролируется эмиратом Абу-Даби. Ведущими деловыми изданиями мира имеющая в штате 55 тысяч сотрудников Mubadala Investment Co называется, как владелец американской компании по производству полупроводников GlobalFoundries и химического концерна из США Nova Chemicals, а также одним из крупнейших инвесторов технологических компаний Waymo (США), индийского телекоммуникационного холдинга Jio Platforms и фармацевтической компании из Великобритании Envision. На днях Mubadala Investment Co объявила о покупке конвертируемых облигаций разработанной ныне живущим в Дубае Павлом Дуровым платформы мгновенных сообщений Telegram на сумму $150 млн. Обращает на себя внимание, что энергетических компании в копилке у Mubadala Investment Co не имеется.

Побороться с фондом из Абу-Даби намерена хорошо знакомая всем казахстанцам корпорация со штаб-квартирой в Люксембурге – Eurasian Resources Group (ERG), где председателем Совета управляющих Группы является Александр Машкевич. В отличие от конкурентов из Эмиратов, у люксембургской корпорации с казахстанскими корнями опыта работы в энергетическом секторе более чем предостаточно. Просто факт – принадлежащая ERG Аксуская конденсационная электростанция (ГРЭС) в Павлодарской области имеет установленную мощность 2450 МВт и в общей сложности вырабатывает около 17% всей электроэнергии в Республике Казахстан.

Эксперты-энергетики, с которыми побеседовало издание CA Cronos, заметили, что как раз последнее обстоятельство и даёт преимущество в предстоящем тендере компании, деятельность которой хорошо знакома руководству страны. Вместе с тем эти же специалисты, чья квалификация и опыт работы не вызывает каких-либо сомнений, рассказали о ряде серьёзных проблем, с которыми почти наверняка столкнутся владельцы обеих гидроэлектростанций. Правда, с несколько неожиданной для нынешних времен оговоркой - их имена публично названы не будут.

Вспоминая американцев

В первую очередь собеседники CA Cronos обратили внимание, что правительство фактически допускает ту же самую ошибку, которая имела место быть в 1997 году, когда отдало на 20 лет в концессию американской AES Corporation фактически весь энергетический комплекс восточной части Казахстана.

"AES – была коммерческой структурой. Главное для неё было получение прибыли от вложенных инвестиций. Но она не была собственником гидроэлектростанций. С продажей ГЭС всё станет хуже. Ты можешь быть хорошим и порядочным человеком, но если ты бизнесмен, ты тем более сделаешь всё, чтобы вернуть вложенные в дело деньги. Это нормально, это правильно. Так везде происходит в рыночной экономике. Через увеличение отпускных цен потребители по любому заплатят. Но с точки зрения энергетики отдавать в частные руки гидроэлектростанции, особенно расположенные на трансграничных реках, категорически нельзя и неправильно", – заметил один из собеседников CA Cronos, который ранее занимал ответственные посты в правительстве Республики Казахстан.

По словам эксперта-энергетика, в тех же Соединенных Штатах, на опыт которых довольно часто ссылаются сторонники рыночных отношений, подавляющее большинство ГЭС находятся в государственной собственности, а их управление осуществляется командованием военно-инженерных войск. Дело в том, что гидроэлектростанции это не только производящие электроэнергию регулирующие мощность турбины, но и плотины, которые накапливают значительные объёмы крайне важной для хозяйственных нужд воды. И ГЭС, и плотины во всем мире считаются стратегически важными объектами, оказывающими непосредственное влияние на жизнедеятельность не одного, а порой сразу нескольких даже отдаленных от гидроэлектростанций регионов.

"Для Казахстана это также актуально. Ведь у нас наблюдается острый дефицит регулирующих мощностей. Речь идёт о тех мощностях, которые можно по необходимости подключать в период утренних и вечерних пиковых нагрузок. То есть, они работают по необходимости. Вот тепловые электростанции работают в базовом режиме. ТЭЦ регулировать нельзя. Температура разбежится, давление выйдет на критические показатели. Если теплоэлектростанция набрала базовую мощность, она должна работать по заданной линейке. Её можно только закрыть, остановить. Если вернуться к регулирующим мощностям, то нам не хватает около 1100 МВт. Разница между вечерним максимумом и ночным минимумом составляет 40%", – сообщил собеседник cronos.asia.

По его словам, это слишком большая разница, особенно с точки зрения обеспечения национальной энергетической безопасности. Ведь с передачей регулирующих мощностей в частные руки, у собственника гидроэлектростанций появляется возможность оказывать серьезной влияние и на ценообразование, и на поставки дополнительных объемов электроэнергии необходимых для государственных нужд.

Три замечания от специалиста-водника

Против передачи ГЭС в частные руки выступает и крупнейший в Центральной Азии специалист в области распределения водных ресурсов Анатолий Рябцев. Не скрывая своего имени, он назвал все основные риски, которые, по его мнению, могут стать реальностью, в случае, если государство потеряет контроль на Усть-Каменогорской и Шульбинской ГЭС.

IMG 0203 Cronos Asia
Анатолий Рябцев.

"На протяжении больше 10 лет мне доводилось заниматься вопросами регулирования стока, особенно в период попусков при затоплении поймы, а также во время прохождения ледостава. Постоянно наблюдались огромные проблемы. Если помните, долгое время обе эти станции были в концессии американской AES. Так вот, несмотря на наличие у нас государственных правил по обязательному попуску воды для затопления поймы с природоохранной целью, они каждый раз открывали створы с боем, подчеркивая, что им невыгодно сбрасывать воду "впустую". Хотя природоохранные попуски по Иртышу крайне важны, поскольку питают 370 тысяч гектаров пойменных земель государственного зоологического заказника близ Павлодара "Ертіс жағалауы". Понимаете, когда частник управляет процессом, он всегда на первый план ставит свой доход. И его мало волнуют государственные интересы", – рассказал Cronos.Asia Анатолий Рябцев.

Есть по наблюдению одного из ведущих на постсоветском пространстве экспертов по водным ресурсам и еще одно важное обстоятельство, которое обойти стороной никак нельзя. Обе ГЭС и сопутствующие им довольно большие водохранилища находятся на трансграничной реке Иртыш, что крайне важно. "Надеюсь, что этого не произойдет, но вероятность чрезвычайных происшествий необходимо всегда предусматривать. Представьте себе внезапное разрушение одной из плотин. Трагедия будет не только в Казахстане, но и на расположенной ниже по течению России. Кто в итоге отвечать будет? Вы верите, что частник? Я не против пополнения бюджета, но когда речь идёт о таких объектах, как Шульбинская и Усть-Каменогорская ГЭС, говорить "за" никак не получается", - заметил Анатолий Рябцев, подчеркнув, что конфликтные ситуации у государства с частными владельцами ГЭС фактически неизбежны.

Зачем отдавать курицу несущую золотые яйца?

Кстати, до сих пор непонятно, будет ли правительство продавать только гидроэлектростанции или в общий лот войдут и сопутствующие им плотины и водохранилища?

По мнению экспертов, делить их никак нельзя. В случае если будут проданы только электростанции, а плотины и водохранилища останутся в собственности государства, то бизнесмен в буквальном смысле получит в свои руки "курицу несущую золотые яйца".

Все без исключения собеседники CA Cronos особо подчеркнули, что в мировой практике нет ни одного случая убыточности гидроэлектростанций, которые к тому же отвечают и всем принятым общемировым экологическим требованиям по сохранению климата.

Наконец, заметили эксперты, ни в коем случае нельзя рассматривать в отдельности каждую из выставляемых на продажу гидроэлектростанций, поскольку они составляют единый энергетический каскад. Начинается он от Бухтарминской ГЭС с самым большим водохранилищем в Казахстане объёмом в 50 млрд м³ воды (для сравнения второе по величине Капшагайское водохранилище имеет максимальный объём в 28 млрд. м³). Вторая ступень – Усть-Каменогорская ГЭС с водохранилищем с объемом воды в 0,65 м³. Третья ступень – Шульбинская ГЭС, объём водохранилища которого – 2,39 млрд м³.

Проблема же еще и в том, что по соглашению с Россией вместе с запуском второй очереди Шульбинской ГЭС Казахстан ниже по течению Иртыша должен по идее построить так называемый Булакский контррегулятор. По замыслу они должны снижать пиковые нагрузки в энергетической сети, а также регулировать излишние объемы воды и ее температурные перепады.

Вопрос фактически решён?

Кстати, собеседники CA Cronos особо подчеркнули, что водовыпуски Шульбинской ГЭС имеют донное происхождение. Соответственно, когда начинается заполнение поймы заказника "Ертіс жағалауы" при расходе воды в 4,5-5 тысяч м³ в секунду даже при температуре воздуха в +15-20° C, температура воды составляет лишь +6-7°C. Понятно, что холодная вода сдерживает вегетацию растений, до которой частникам, опять же, вряд ли есть дело.

Интересно, что в беседе с CA Cronos эксперты отметили, что ещё в середине марта отправляли свои замечания правительству Казахстана. Но ответа не получили. По этой причине и энергетики, и водники не сомневаются, что вопрос о продаже Шульбинской и Усть-Каменогорской ГЭС уже фактически решен.

"Было нехорошо, а может стать совсем плохо", – заметил в комментарии CA Cronos один из бывших высокопоставленных членов правительства РК. При этом он подчеркнул, что если взявших в концессию практически всю энергосеть востока Казахстана американцев, вложивших чуть ли не в самый последний момент $400 млн только в замену турбин Усть-Каменогорской ГЭС, с трудом удалось убрать под предлогом завершения срока договора, то в случае с хозяевами куда сложнее. "Отобрать у них проданные гидроэлектростанции не получится. Сразу многомиллионные иски получим. И почти наверняка все процессы проиграем. Придётся выкупать. Сомнительно, что их цена к тому времени останется прежней. Думаю, что будет дороже и намного дороже!", – заключил эксперт-энергетик.



Рекомендуем также прочитать


Свежие новости