Найти

Пчелиные законы для партстроительства идеальны. Матку все слушают

Какие существуют сложности в казахстанском партсроительстве и есть ли пути их преодоления?

0eb3b53d0f68910da8ffdbf7f26f01e6 Cronos Asia

Фото: pixabay.com

Фактически в Казахстане в законе о партиях сохранился механизм, который не предполагает рациональной реализации мероприятий по организации политпартии. На самом деле несложно собрать список инициативной группы из тысячи человек, который необходим для подачи заявки в Минюст. Однако дальше начинаются трудности. Разобраться в хитросплетениях партстроительства попытался CA Cronos.

Министерство выдает подтверждение только на шесть месяцев. После выдачи его в течение двух месяцев необходимо провести учредительный съезд. За полгода необходимо зарегистрировать филиалы и представительства и привлечь в свои ряды 20 тысяч членов. Если не успели провести успешную агитацию – регистрации не будет. А после отзыва подтверждения регистрации агитационная работа вроде бы незаконна, и за этим будут следить правоохранительные органы. 

Выход из положения несколько ресурсоемкий – пока не сформируется достаточный по закону список сторонников – подавать заявления в Минюст и, возможно, проводить «тренировочные» съезды. Эта коллизия известна, и пока служила забором, который не пускал в политику «случайных» и «не тех». Будет ли токаевская администрация менять эти положения и снижать теперь уже 20-тысячный барьер – неизвестно. 

Но в целом, наблюдая действующими в стране партиями, как же не вспомнить уже ставшую крылатой фразу лидера Компартии РФ Геннадия Зюганова: «Пчелиные законы для партстроительства идеальны. Матку все слушают. Не имеют права ни перечить, ни возражать». 

А какая от него польза?…..

Впрочем, в Казахстане есть опыт по купле-продаже партий. Если верить публикациям, как раз это произошло с «Руханиятом», ненадолго «захваченным» Серикжаном Мамбеталиным. Однако сам рынок такого товара практически пуст: выбор из пяти блюд. Так что особо не развернешься.

Причем как показывает практика последних недель, зарегистрированным партиям дана установка на активизацию своей деятельности. Правда, их телодвижения напоминают маркетолога-самоучку, который, видя кризис в продвигаемом объекте, предлагает ренейминг в качестве решения всех проблем. Здесь, как-то сами собой, напрашиваются прямые ассоциации с шуткой про публичный дом, в котором двигали кровати. В этом смысле более правильным путем идут «Нур Отан», «Бірлік» и, как ни странно, «Ауыл», где что-то пробуют делать с кадровой политикой. 

Исходя из того, что рынок предложений пуст, и никто продавать партии не будет, остается консервативный способ – регистрация чего-то нового. Для этого нужны финансовые ресурсы и, возможно, какая-то общественная или общественно-политическая база в виде организаций. К примеру, такой базой можно воспользоваться, если влить новую кровь в замороженный экологический проект Мэлса Елиусизова «Табигат» и в подобный по направлению, но с национал-патриотическим уклоном

Экологический альянс «Байтақ болашақ» Азаматхана Амиртая.

Здесь, похоже было бы правильно подойти с позиции небезызвестного кота Матроскина, который мерил всех, кто живет с ним под одной крышей вопросом: «А какая от него польза?». 

Так вот скорее, «зеленая» тематика в большей степени актуальна для экологически сложных регионов, к которым относятся промышленные Восточно-Казахстанская, Карагандинская области и Алматы. Тогда как другие регионы страны заинтересовать в ней несколько сложнее. Поэтому логично расширение «зеленой» тематики через политплатформы или при помощи создания временных союзов. 

Не стоит забывать, что фактически по стране разбросаны люди, до сих пор хранящие партбилеты уже ликвидированной Коммунистической партии Казахстана, которую возглавлял покойный патриарх отечественной политики Серикболсын Абдильдин. 

Во-первых, коммунистическая и социалистическая платформа и риторика все так же актуальна, несмотря на повальную декоммунизацию. Во-вторых, после переименования КНПК осталось немало недовольных этим шагом. И, в-третьих, в стране есть множество политически активной молодежи, приверженцев «левых» идей разного уклона – социалисты-ленинцы, социалисты-сталинцы, троцкисты, анархисты. Несмотря на кажущееся несовпадение идеологических платформ, объединение из все-таки возможно. 

Можно конечно задаться вопросом о финансировании, но как нам кажется, нет ничего чего страшного в том, что какое-то финансирование «левых» будет осуществляться из частного сектора. По крайней мере социал-демократов в дореволюционной России тоже спонсировали магнаты. 

Возможно, такого рода ресурсы имеются в среде членов ушедшей в отключку партии «Азат». Ее возглавляли предприниматель и политик Булат Абилов, и ряд известных ранее политически активных его соратников. Идеолог проекта Толеген Жукеев сейчас занимается раскруткой Демократической партии. 

Отметим также, что казахстанские политпартии не имеют в своем арсенале многих важных инструментов агитационной работы. Если в Европе политические организации серьезно окучивают аудиторию, неся просвещение в массы, то в РК это забытая практика. Даже практика коммуникаций лицом к лицу – большая редкость. Именно поэтому вечерние эфиры Мухтара Аблязова собирают большую аудиторию. И в массе своей это люди, не способные к критическому мышлению. 

Какие шаги возможны по институционализации развития партийного поля

Во-первых, можно было бы открыто рассказать о суммах, которые получают из госбюджета зарегистрированные и прошедшие в парламент партии – это будет неплохим стимулом. Так, политолог Санжар Бокаев недавно подсчитал, сколько средств положено по закону прошедшим на прошлых выборах в парламент партиям. «Нур Отан», по его данным, ежедневно получает по 20 млн тенге, а «Ак жол» и КНПК – по 2 млн. тенге. 

Во-вторых, провести разъяснительную работу по партийному, выборному законодательству. Партии могут финансироваться из доходов от предпринимательской деятельности. В качестве стимулирования процессов власть может предложить некий налоговый стимул и даже субсидии – по примеру некоторых стран. 

В-третьих, в законе «О политических партиях» стоило бы пересмотреть сроки регистрации и снизить теперь уже 20-тысячный барьер. Если есть цель создать партийное поле, то можно пойти на то, что будет некоторое количество мелких партий. Для борьбы за место в парламенте и местных выборных органах они сами пойдут на объединение и блоки. 

В-четвертых, поскольку в выборном законодательстве в настоящее время установлен курс на развитие партийной системы, в том числе и голосование за партийные списки, возможно пойти на эксперимент с элементами включения преференциальной системы голосования. Это позволит с одной стороны активизировать партии в агитационной работе, с другой – вовлечет апатичное население в процесс. На определенном этапе функционирования такой системы можно достичь снижения численности партийной верхушки в выборных органах. Правда, надо иметь в виду, что опыт Италии показал, как криминалитет и коррупция сводят на нет подобные инициативы. 

В-пятых, смягчить, убрать прессинг, оказываемый на профсоюзные инициативы. Возможно, инициировать и организовать систему общественного контроля действий местных властей и предприятий. 

Впрочем, похоже, что пока и власть, и политические движения действуют ради процесса, а не достижения видимого положительного, позитивного результата. 

В идеале же должна была быть обозначена определенная цель и поставлены четкие задачи, позволяющие к ней двигаться. Тогда проще было бы поделить данный путь на условные реперные точки, маркеры, достижение или не достижение которых даст понимание – правильно ли выбран маршрут и транспорт, то есть институциональные, законодательные, административные, организационные мероприятия.

 



Рекомендуем также прочитать

Дело Нуркадилова: вопросы все еще остаются

15 лет назад не стало Заманбека Нуркадилова — политика, который долгое время был сторонником Нурсултана Назарбаева, а затем ушел в оппозицию. Но даже спустя 15 лет невозможно дать четкий ответ на вопрос «кто именно причастен к смерти Заманбека Нуркадилова? «. Точно можно сказать лишь одно – интереса в этом чрезвычайном происшествии со стороны руководства страны видно не было с самого начала.


Свежие новости