Как арабы могут стать новыми хозяевами Казахстана

Депутаты Мажилиса подвергли сомнению предложенный правительством Казахстана проект Декларации о долгосрочном партнёрстве с ОАЭ.

ust kamenogorskaya ges Cronos Asia

На состоявшейся 23 декабря онлайн–презентации законопроекта депутаты парламента обратили внимание на абсолютную непрозрачность предложенной к ратификации совместной с ОАЭ Декларации. Пояснения правительственных чиновников её основных положений и вовсе вызвал удивление. Подробности у cronos.asia.

Ещё до начала презентации правительством проекта Декларации о долгосрочном партнёрстве с Объединёнными Арабскими Эмиратами (ОАЭ) было ясно, что предложенный к рассмотрению Мажилиса законопроект вызовет особый интерес у парламентариев. Ведь согласно одному из пунктов проекта Декларации "о создании долгосрочного стратегического партнёрства для развития проектов в приоритетных отраслях ", 100% государственных долей Шульбинской и Усть-Каменогорской ГЭС должны быть проданы консорциуму инвесторов из Абу–Даби и Казахстана. И правительство Республики Казахстан с этой продажей уже согласилось. В соответствии с ныне слегка подчищенным правительственным постановлением за №719 от 8 октября 2021 года, премьер Мамин уполномочил министра национальной экономики Асета Иргалиева поставить подпись от имени правительства РК под совместной декларацией, которая появилась на свет 10 октября текущего года в эмирате Абу–Даби.

"Рай" за $6 млрд

Впрочем, на презентации законопроекта депутатскому корпусу и представителям политических партий ни Асет Иргалиев, ни тем более Аскар Мамин не присутствовали. Вместо них на вопросы мажилисменов и политиков отвечали заместители министров и чиновники второго уровня, да и то, отнюдь не всех министерств и ведомств. Не обошлось и без довольно любопытной информации к размышлению. К примеру, из выступления вице-министра национальной экономики Алишера Абдыкадырова выяснилось, что ратификация Декларации позволит Казахстану привлечь более $6 млрд прямых иностранных инвестиций от крупных компаний из Объединённых Арабских Эмиратов.

Alisher Abdykadyrov FB 4 Cronos Asia
Фото: Алишер Абдыкадыров/FB

"Партнёрами с арабской стороны являются суверенный фонд Абу-Даби – ADQ и национальная энергетическая компания TAQA, которые имеют суммарные активы более $215 млрд, обладают значительным инвестиционным и управляющим опытом более, чем в 11 странах мира. Одной из основных задач Декларации является создание энергетического консорциума между арабским фондом ADQ с долей в 51% и фондом "Самрук–Казына" с долей в 49%", – сообщил в своём выступлении Алишер Абдыкадыров

Обозначил вице-министр национальной экономики и цели, которые в рамках предлагаемой Декларации поставил перед собой создаваемый консорциум и он же холдинг. Среди них строительство новой и модернизация действующей электроэнергетической инфраструктуры Казахстана, создание ферм по разведению мелкого рогатого скота с ежегодным объёмом выпуска баранины в 8 тысяч тонн, организация 24 оптово-распределительных центров и арабско-казахстанского венчурного фонда, а также развитие сотрудничества в фармацевтической области.

Интересные факты от поисковых систем

Казалось бы, после вычеканенных вице-министром планов будущего арабско-казахстанского консорциума-холдинга со стороны депутатов парламента и представителей политических партий должны были раздаться бурные аплодисменты. Но этого, несмотря на торжественное объявление о предстоящих арабских "инвестициях на льготных условиях", как-то не произошло. Напротив, было видно, что ещё во время доклада Абдыкадырова у немалого числа участников презентации возникли многочисленные вопросы. Кстати, во многом благодаря и тому, что во время онлайн-конференций позволяющий уточнить ряд деталей интернет всегда находится под рукой. А потому, как только были упомянуты фонд ADQ и компания TAQA, и у нас возникло вполне естественное желание выяснить их "родословную".

Сюрпризы? Да. Ведь из поисковых систем выяснилось, что ADQ хоть является одним из суверенных фондов эмирата Абу–Даби, но фактически это девелоперская компания. Стандартная же цель девелоперов – что-то улучшить, чтобы после выгоднее для себя продать.

Кстати, до марта 2020 года ADQ так и назывался – Abu Dhabi Developmental Holding Company (ADDH), в основном специализируясь на приобретении активов в нефтегазовом секторе, СМИ, производстве продовольственных товаров, развитии туризма, коммунальных услуг и гражданской авиации. Недавно созданная авиакомпания Wizz Air Abu Dhabi как раз входит в портфель из 25 компаний этого фонда.  Каких-либо электростанций среди активов ADQ вообще не наблюдается.

Если кто имеет отношение к производству электроэнергии, так это Национальная энергетическая компания Абу–Даби – TAQA. В различных странах мира ей через долевое участие или полностью принадлежат 20 электростанций. Но здесь надо уточнить – подавляющее большинство из них, это ТЭЦ.

Из них самыми мощными являются работающие на газе электростанции "Umm–al–Nar" (2300 МВт) и "Taweelah B" (2200 МВт) в эмирате Абу–Даби, а также "F–2" (2100 МВт) в эмирате Эль–Фуджайра и "Jorf Lasfar" (2056 МВт) в Королевстве Марокко. Опыта в управлении гидроэлектростанциями с привязанными к ним водохранилищами, у TAQA, как и у ADQ, просто нет. Более того, если парламент Казахстана ратифицирует Декларацию с арабской стороной, в мировой практике будет создан прецедент, когда стратегически важные регулирующие подачу электроэнергии  ГЭС на трансграничной реке станут 100–процентной собственностью иностранной компании.

Получаем в тенге, отдаём в долларах

Возможно, как раз в этом нюансе и кроется ответ на вопрос председателя парламентского Комитета по экономическим реформам и региональному развитию Альберта Рау, который был модератором состоявшейся онлайн–презентации казахстанско–арабской Декларации.

"К чему, вообще, нужна ратификация этой Декларации? Имея в виду первое, по каким моментам мы отклоняемся от действующего национального законодательства? И второе, для чего она потребовалась, учитывая предоставленные парламентом имеющиеся у правительства широкие полномочия в рамках имеющегося закона "Об инвестициях? Это традиционные вопросы. Всегда, когда приносят на ратификацию Соглашения, мы спрашиваем, в каких моментах они откланяются от национального законодательства? Если нет отклонений, то зачем идти в парламент?" – спросил депутат Мажилиса Альберт Рау, в первую очередь, обращаясь к вице-министру национальной экономики Абдукадырову.

Вот только ни Алишер Абдыкадыров, ни представительница министерства юстиции Казахстана ответить на вопросы мажилисмена фактически не смогли. В ходе мероприятия, кстати, выяснилось только, что арабская сторона после двухмесячных переговоров потребовала от казахстанской стороны не просто ратификации  Декларации в парламенте, но и внесения изменений в ряд законов Республики Казахстан!

В какие именно? Судя по невнятным ответам представителей правительства, об этом станет известно позже.

И понятно, что когда речь зашла ещё и о требованиях иностранцев внести изменения в законодательство, интерес у участников презентации к Декларации значительно вырос. Соответственно и каждый из её пунктов стал рассматриваться с особым пристрастием, что отразилось и на вопросах депутатов парламента к представителям правительства.

"В своём выступлении Алишер Елисович (Абдыкадыров – вице-министр национальной экономики – Прим.) отметил, что цены на электроэнергию подниматься не будут. Насколько это будет соответствовать данному абзацу договора? Цена электроэнергии будет основана на внутренней норме доходности с учётом заемных средств в размере, как минимум, 13 % в долларах, включая корректировку цены электроэнергии на 100 % согласно колебанию казахстанского тенге к доллару США",  – зачитал один из первых пунктов Декларации депутат Мажилиса Ерлан Саиров.

При этом мажилисмен выразил опасение, что часть финансового бремени из-за продажи Усть-Каменогорской и Шульбинской ГЭС ляжет на рядовых граждан Казахстана, которые платят за потребление электроэнергии в тенге, а не в долларах. Задал Саиров и вопрос о наличии у правительства экспертизы на предмет соответствия предлагаемой к ратификации Декларации интересам национальной безопасности страны.

Но это не всё. Странным образом подвис и вопрос депутатов об упоминаемом членами правительства казахстанском инвесторе – участнике энергетического консорциума. Дело в том, что в соответствии с рядом пунктов предлагаемой к ратификации Декларации для его предприятий предусмотрены льготы по тарифам на электроэнергию. Кто этот счастливчик – пока неизвестно. Хотя по информации представителей "Самрук-Казына" ему будет принадлежать 49% акций создаваемого казахстанско-арабского холдинга. В ходе обсуждения презентации, один из членов правительства заметил, что им как раз и будет фонд "Самрук-Казына". Есть и активно обсуждаемая в кулуарах неофициальная версия, что им будет корпорация ERG Машкевича-Шодиева.

Почему китайцам дали отставку

Как бы то ни было, но после того, как вопросы депутатов остались без ответа, наступило время правительственных откровений. Ряд из них тянет на серьёзный скандал. Например, вице-министр финансов Данияр Жаналинов напомнил о тендерах на упомянутые ГЭС, правда, с некоторыми деталями. Так, по его словам, изначально обе гидроэлектростанции вместе с водохранилищами и сопутствующей инфраструктурой планировалось реализовать через открытые торги. Был даже объявлен предварительный конкурс, от организации которого позже отказались.

И вот что любопытно. Вопреки информации из открытых источников, подтверждающих, что каких-либо электростанций среди активов ADQ вообще не наблюдается, казахстанские чиновники в своих объяснениях, чуть ли не на голубом глазу подчеркивают совершенно обратное.

Daniyar Zhanalinov premierminister kz Cronos Asia
Фото: Данияр Жаналинов, с сайта premierminister.kz

"Потом было принято решение о привлечении именно арабских инвесторов, так как могли выйти другие инвесторы. Например, китайская сторона, которая предложила гораздо большую цену, и могла бы забрать данные объекты в своих интересах. Здесь мы предусматривали сотрудничество именно с арабской стороной, поскольку как было сказано во время презентации, она имеет большой опыт в реализации таких проектов. Причём международный опыт! И имеет большой капитал, который может инвестировать в данные предприятия", – отвечая на вопросы депутатов, подчеркнул Данияр Жаналинов, добавив, что перед арабскими инвесторами ставится задача по увеличению мощностей обеих ГЭС с дальнейшей реализацией электроэнергии населению региона.

Аппетит приходит во время еды?

Кстати, согласно пунктам продвигаемой правительством РК Декларации о сотрудничестве с арабской стороной, бизнесмены из Абу–Даби получают в собственность не только Усть–Каменогорскую и Шульбинскую ГЭС вместе с водохранилищами.  В случае её ратификации казахстанским парламентом, они также получают до 39% акций управляющего электрическими сетями страны АО "KEGOC", и до 49% акций контролирующей крупнейшие электростанции Казахстана и угольный разрез "Богатырь" в Экибастузе АО "Самрук–Энерго" вместе с его активами.

Правда, с акциями АО "KEGOC" у арабов могут возникнуть некоторые неурядицы. По словам управляющего директора по инвестициям, приватизации и международному сотрудничеству АО ФНБ "Самрук–Казына" Ернара Жанадила, поскольку 10% акций АО "KEGOC" были реализованы через народное IPO, эта компания автоматически выпала из списка приватизации. То получить частичный контроль над АО "Самрук–Энерго" арабская сторона шанс имеет довольно реальный. Названы две причины.

Первая – поскольку основные средства компании сильно изношены и требуют значительных капиталовложений.

Вторая – общемировой тренд на так называемую "зелёную энергетику", для развития которой в Казахстане, по мнению специалистов "Самрук–Казына", фонд ADQ и компания TAQA могут выступить в роли стратегических инвесторов.

Вопросы так и остались без ответов

Вместе с тем ни кому из собравшихся на презентации законопроекта о ратификации казахстанско–арабской Декларации не удалось узнать подробностей о сотрудничестве в сферах фармацевтики и животноводства.

В самой Декларации это упоминается вскользь. Непонятно, к примеру, что подразумевается под осуществлением "пилотной групповой покупки фармацевтической продукции ТОО "СК–Фармация" и Rafed Healthcare Supplies LLC"?

Вместе будут закупать лекарственные препараты и медицинские изделия где–то на стороне? На какую сумму? Кто будет ведущим, а кто ведомым в этом тандеме?

Для информации: обе компании являются управляющими закупочными организациями. Более того, вопреки утверждениям представителей Минздрава РК, арабская компания, как и казахстанская, собственного производства фармацевтической продукции не имеет. Во всяком случае, информации о наличии у Rafed даже долей фармацевтических компаний нет.

Между тем, в социальной сети для поиска и установления деловых контактов LinkedIn, отмечается, что основанная в 2020 году компания Rafed из Абу–Даби является "новой закупочной групповой организацией".

Непрозрачным выглядит и пункт о создании на территории Казахстана совместных с ОАЭ мегаферм, "необходимых для устойчивого роста и развития стада овец, ягнят и других животных".

Из презентации вице–министра национальной экономики следовало, что на разведение мелкого рогатого скота будет выделено $50 млн. При этом баранина от этих ферм преимущественно будет отправляться на рынок ОАЭ с населением в 10 млн человек. Но если в этом моменте всё более-менее понятно – вспоминаем известную поговорку – кто музыку заказывает, тот девушку и танцует, то какая роль отведена товариществу с ограниченной ответственностью "Qazaq Steppe Sheep" из Карагандинской области, является загадкой.

По данным сервиса проверки контрагентов Statsnet, занимающаяся выращиванием овец и коз частная компания "Qazaq Steppe Sheep" расположена на небольшом острове Жанааул почти посреди Самаркандского водохранилища напротив Темиртау.

Ostrov Zhanaaul 2 servis Google Earth Cronos Asia
Фото: Остров Жанааул/сервис Google Earth

Значит ли, что именно на этом острове будут построены казахстанско–арабские мегафермы? Или география их появлений будет намного шире? Как будет решаться земельный вопрос, учитывая, что в соответствии с предлагаемой к ратификации Декларацией, казахстанская сторона должна "предоставить земельные участки в соответствии с применимым национальным законодательством"?

Никто ответов так и не дождался, поскольку министерство сельского хозяйство презентацию казахстанско-арабского соглашения попросту проигнорировала.

"Вишенкой на торте" всего обсуждения проекта закона, стало удивление со стороны депутатов парламента и представителей политических партий содержанием пункта Декларации "Обязательство Объединенных Арабских Эмиратов".

Дело в том, что он состоит всего из одного, пусть и очень длинного предложения. В нём отмечается, что правительство ОАЭ обещает надлежащее финансирование стратегических инвестиционных проектов, а также поддержку и содействие в привлечении инвестиций от третьих лиц, при условии, что проекты отвечают интересам арабской стороны. Для сравнения, обязательства казахстанской стороны состоят из 6 пунктов, включая гарантии покрыть затраты на строительство необходимой для совместных проектов инфраструктуры и предоставить приоритетное право арабским компаниям для их деятельности на территории Республики Казахстан в рамках ратифицированной парламентом Декларации.

По сценарию 90–х годов?

В итоге правительству так и не удалось убедить депутатов Мажилиса согласиться с законодательным проектом совместной казахстанско-арабской "Декларации о создании долгосрочного партнёрства для развития проектов в приоритетных отраслях". Со стороны депутатского корпуса прозвучала даже реплика, что сейчас не 90-е годы, чтобы принимать подобные договоры.

По этой причине, закрывая заседание рабочей группы, модератор мероприятия депутат Мажилиса Альберт Рау выразил надежду, что депутаты Мажилиса получат от правительства исчерпывающие ответы на появившиеся вопросы, чтобы после внести свои предложения по вопросу ратификации Декларации.

Впрочем, велика вероятность, что правительство под руководством Аскара Мамина всё же сумеет продавить подписание Декларации парламентом, а позже и президентом страны Касым-Жомартом Токаевым. Ведь уже во время презентации со стороны вице-министра национальной экономики Абдыкадырова прозвучали обещания, которым никто из собравшихся политиков особо значения не придал: "В целом реализация Декларации позволит нашей стране привлечь крупные инвестиции в инфраструктуру. Диверсифицировать рынок инвесторов, снизив зависимость от крупных инвесторов из Европы, США и России. Создать новые рабочие места. Внести вклад в достижение углеродной нейтральности. Повысить конкурентоспособность казахстанского сельского хозяйства. Внедрить новый технологии за счёт венчурного финансирования. Повысить доступность качественных лекарственных средств для населения".

И надо понимать, что, не зная всех подводных камней этой Декларации, как и в безденежные 90-е годы здесь очень легко поддаться искушению. Даже несмотря на то, что она позволяет арабским бизнесменам фактически стать новыми хозяевами Казахстана.


Материалы по теме

Уже 4 мая сразу две стратегически важные ГЭС могут уйти с молотка

Жители страны требуют остановить приватизацию двух ГЭС в Восточном Казахстане

Когда и кому продадут Шульбинскую и Усть-Каменогорскую ГЭС?


Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на cronos.asia.

Подписывайтесь на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!




Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на cronos.asia.

Подписывайтесь на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!


Мы в Телеграм

Свежие новости