Китай открывает свой рынок для экспортеров из ЦА, чтобы усилить влияние на регион

Выходя на китайский рынок, страны-экспортеры получают возможность зарабатывать валюту и создавать дополнительные рабочие места, а это, в свою очередь, дает Пекину мощные рычаги воздействия.

05266f1a49dcde712be19140c585c0f3 Cronos Asia

Коллаж: twimg.com

Китай открывает свой рынок для экспортеров сельхозпродукции из Центральной Азии. Таким образом Поднебесная вступает в новый этап экономического взаимодействия с регионом, - считает эксперт портала Eurasianet (США) Дирк ван дер Клей. Его статью перевели и опубликовали ИноСМИ.

Стратегия Китая

На протяжении десятилетий Китай почти ничего не покупал в Центральной Азии, кроме нефти и газа. Но теперь Пекин демонстрирует готовность принимать продукцию многих других отраслей.

Он подписывает фитосанитарные соглашения, одобряя все ширящийся список продуктов питания из ЦА, одновременно помогая фирмам получить экспортные лицензии и разобраться в тонкостях электронной торговли в КНР.

Это делается для того, чтобы сделать регион более экономически стабильным, создать возможности для китайских компаний, а также усилить политическое влияние Пекина в большей степени, чем это могли сделать программы по предоставлению государствам региона кредитов на инфраструктурные проекты. Поскольку, выходя на китайский рынок, страны-экспортеры получают возможность зарабатывать валюту и создавать дополнительные рабочие места, это дает Пекину мощные рычаги воздействия. Например, когда Пекину нужно наказать Корею или Австралию, он блокирует им доступ к своему рынку.

Стратегия Пекина состоит из двух частей: он предлагает доступ к своему рынку с его 1,4 миллиарда потребителей, и одновременно финансирует ориентированные на экспорт предприятия, заинтересованные в выходе на этот высококонкурентный рынок. Это долгосрочная инициатива.

Заинтересованность стран ЦА

Правительства стран Центральной Азии открыто заявляют о своем желании развивать экспортные отрасли, которые создают много рабочих мест, особенно в сфере сельского хозяйства. Во время своего визита в Пекин в 2019 году президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев предложил утроить объемы поставок пшеницы в Китай, и с энтузиазмом говорил об открывающихся возможностях: "Мы готовы поставлять на китайский рынок молочную продукцию, мясо птицы, говядину, баранину, свинину, муку, а также зерновые, бобовые и масличные культуры. Мы намерены увеличить производство и экспорт в Китай экологически чистых продуктов питания".

По данным казахстанского инвестиционного ведомства, в Казахстане совместно с зарубежными инвесторами планируют запустить пять проектов мясного направления на 127 млн долларов, включая проект стоимостью 26 млн долларов в Алматинской области с участием китайского капитала.

Официальные лица Казахстана регулярно говорят о том, что РК обладает потенциалом стать международным "продовольственным хабом". В октябре 2020 министр торговли Бахыт Султанов сказал журналистам, что его министерство занимается созданием "национальной товаропроводящей системы с интеграцией в аналогичные системы стран" региона, чтобы "обеспечить всю вертикаль сельхозпроизводителей гарантированным сбытом товара и ростом доходов" и ежегодно готовить 100 казахстанских компаний к выходу на зарубежные рынки. А в сентябре 2020 года президент Узбекистана сообщил о планах увеличить экспорт сельхозпродукции в пять раз.

Все эти инициативы пока находятся на начальных стадиях, но с середины 2010-х годов Казахстану удалось чуточку ослабить зависимость экспорта от углеводородов и металлов, а Узбекистану — углеводородов и хлопка. Но объемы экспорта других товаров все равно остаются ничтожными по сравнению с ВВП этих государств (около 180 миллиардов долларов - в Казахстане и 58 миллиардов долларов - в Узбекистане). В Таджикистане и Киргизии не было зафиксировано заметного увеличения экспорта в КНР, что является отражением их плохих экспортных показателей в целом.

Киргизия — это отдельный случай. Работающие там китайские предприятия постоянно становятся жертвами вымогательств и насилия. В феврале 2020 года был расторгнут договор о строительстве индустриально-торгово-логистического центра "Ат-Баши" стоимостью 280 миллионов долларов. Это была упущенная возможность диверсифицировать экономику, столь зависимую от денежных переводов из России.

Серьезные препятствия

Между тем производители сталкиваются с двумя серьезными проблемами. Во-первых, Китай — это один из самых конкурентных рынков на планете, в большинстве сегментов которого уже закрепились крупные экспортеры со всего мира. Пекин знает об этом, и обучает экспортеров из Центральной Азии, как пользоваться различными каналами доставки товаров на китайские прилавки. За счет китайских денег также идет модернизация в ЦА многих производственных процессов. Да и, в целом, этим экспортерам не обязательно доминировать на китайском рынке.

Даже крошечная доля во всего нескольких секторах принесет центральноазиатскому региону огромные доходы.

Вторая проблема — это логистика. Наземное и воздушное сообщение с крупными городами на восточном побережье Китая не так развито и не так дешево, как морское и воздушное сообщение КНР с более отдаленными государствами. Правительства по обе стороны границы понимают это и стремятся развивать трансграничную логистику. Но, как показал вышеупомянутый проект "Ат-Баши", все непросто.



Рекомендуем также прочитать

Узбекистан инвестирует $2 млн в СЭЗ «Бишкек»

Гендиректор свободной экономической зоны (СЭЗ) «Бишкек» Кудрет Тайчабаров, глава компании Nil-Granit Акром Ганиев и заместитель начальника управления ассоциации «Узтекстильпром» Данияр Хабибуллаев 29 марта подписали дорожную карту, согласно которой в СЭЗ «Бишкек» на открытие крупной швейной фабрики привлекут два миллиона долларов инвестиций, передает Infomir, пишет Kun.uz. Предполагается, что фабрика обеспечит более 200 рабочих мест. Там будет […]


Свежие новости