Казахстан и Россия являются импортерами рабочей силы

Пока Казахстан принимает рабочую силу, но ситуация может в корне измениться.

Domnin ural eurasia.ru Cronos Asia

Источник: ural-eurasia.ru

По данным РБК, количество казахстанских анкет, ориентированных на российский рынок, выросло вдвое за первое полугодие 2021 года. Пока подано всего 25 тысяч анкет, но тенденция просматривается достаточно серьезная. О мягком всплеске безработицы, об "удаленке" и о перераспределении спроса на рабочую силу в казахстанской экономике в интервью cronos.asia рассказал экономический обозреватель Сергей Домнин.

Господин Домнин, мир давно стал открыт и доступен для передвижений людей из разных стран мира. Пандемия создала некоторые трудности, но миграционные потоки уже не остановить. Я веду речь о трудовых мигрантах и о передвижении рабочей силы через границы государств, в частности в рамках ЕАЭС. Какая сейчас общая картина на рынке труда?

– Вначале пару слов о модели единого рынка труда ЕАЭС. Это несколько разных национальных рынков, если разделить на составляющие. В Армении, Беларуси и Кыргызстане это рынки, ориентированные на экспорт рабочей силы. Казахстан и Россия являются ее импортерами. Характеристики прослеживаются, как количественно по потокам рабочей силы, так и по вторичным доходам платежного баланса, в основном это денежные переводы.

Что касается пандемии, то одним из важных ее последствий стал достаточно мягкий всплеск безработицы. Отклонения от докризисных уровней составляют несколько процентов.

– А можно дать характеристику по Казахстану относительно безработицы?

– Для Казахстана отклонение исчисляется десятыми долями процента – с 4,8% безработица ушла сначала на 5,1%, а затем откатилась к 4,9%. Это связано не только с тем, что границы были закрыты, но и с высокой долей занятости в секторах, где представлены крупные компании, усилиями правительства по поддержанию рабочих мест.

Произошло перераспределение спроса на рабочую силу внутри экономики: в массовом сегменте возникла потребность в курьерах, строителях, медработниках низшего и среднего звена. Знаю историю о том, как люди из обрабатывающей промышленности в минувшем году уходили работать на стройку, потому что там доходы оказались значительно выше. В сельском хозяйстве растет автоматизация производственных процессов, следовательно, отток рабочей силы оттуда продолжится.

– Не могу не спросить Вашего мнения относительно еще одного влияния пандемии – "удаленки"?

– Да, во время пандемии в результате форсированной цифровизации перешел массовый переход на удаленную работу. И это серьезно расширило возможности той части трудовых ресурсов, которая ранее ежедневно отправлялись в офисы. До этого мы знали, что на "удаленке" работают в основном программисты. После того, как масштабировались приложения вроде Microsoft Teams, CiscoWebex, Slack и т.д., начался массовый переход на нее чиновников, менеджеров по продажам, аналитиков, журналистов, представителей многих других специальностей.

В итоге по совокупности в период очередного локдауна можно было вообще не заметить никаких последствий для рынка труда, поскольку многое уже будет адаптировано под "удаленку", все привыкнут ментально, что она является нормальным способом коммуникации, научатся контролировать процессы, управлять ими.

– Говоря о цифровизации не могу обойти такой факт. С 1 августа текущего года заработала международная система поиска работы и подбора персонала в странах ЕАЭС "Работа без границ". Что вы можете сказать на этот счет?

– Целенаправленно заходил в эту систему. Оказалось, что не все национальные информационные системы работали, вероятно, это было временное явление. "Работа без границ" – это интересная инициатива, когда интегрируются информационные системы разных стран. В Казахстане мы уже сталкиваемся с тем, что системы интегрируются в самых разных сферах. Думаю, в ближайшие несколько лет такие процессы будут происходить достаточно бурно.

Так вот, по данным РБК, количество казахстанских анкет, ориентированных на российский рынок, выросло вдвое за первое полугодие 2021 года. Пока подано всего 25 тысяч анкет, но тенденция просматривается достаточно серьезная. Это не чернорабочие и не вахтовики – синие воротнички, а люди, которые называются белыми воротничками. В результате для национального рынка труда одним из важных последствий всего этого будет дальнейший рост стоимости рабочей силы, абсолютно, на мой взгляд, неоправданный.

– Вы только что сказали, что растет количество анкет из Казахстана на работу в России. В то же время, выше вы упомянули, что Казахстан и Россия на постсоветском пространстве являются импортерами рабочей силы…

- Согласно данным Всемирного банка (я подобрал страны ЕАЭС и Узбекистан) доля населения от 0 до 14 лет от всего населения во всех странах в последние годы растет. Тем не менее, заметно, насколько разные траектории и показатели. Доля такого населения в 2020 году высока в Кыргызстане (32,6%), Казахстане (29,1%) и Узбекистане (28,8%). Существенно ниже она в Беларуси (17,2%), России (18,3%) и Армении (20,8%).

По итогам прошлого года процентное соотношение детей в Казахстане уже выше, чем в Узбекистане. Это означает, что казахстанский рынок труда в дальнейшем будет переполнен. Можно долго говорить о качестве рабочей силы, но я бы в первую очередь смотрел на ее количество. Молодое население растет, страна столкнется с естественным переходом модели национального рынка труда от импортной к экспортной.

Поскольку двери открыты пока в основном в страны ЕАЭС, а конкретно только Россия нуждается в импорте рабочей силы, то вот и все перспективы. Большое количество трудоспособного населения, которое через некоторое время появится в Казахстане (при этом в изменения к лучшему качества образования верится с трудом) будет требовать не только генерации новых рабочих мест, но и перераспределения ренты.

Затем, когда она будет перераспределена, тогда рабочие руки из Казахстана выйдут на российский рынок труда. И вполне возможно, что они будут довольно успешно конкурировать с жителями других стран Центральной Азии. Но только в том случае, если у них сильно повысится уровень жизни населения.

Сейчас пока имеется большая разница доходов, получаемых в Казахстане и Узбекистане. Но не факт, что кратное отставание будет сокращено. Длительности нефтяных проектов в Казахстане хватает, запасов урана достаточно. Страна еще долгий период сможет сидеть на распределении ренты от природных ресурсов.

Автор: Кульпаш Конырова


Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на cronos.asia.

Подписывайтесь на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию! 




Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на cronos.asia.

Подписывайтесь на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!


Мы в Телеграм

Свежие новости