Политолог: Наиболее жесткая политическая борьба будет на выборах в мажилис и маслихаты

Интрига на президентских выборах в Казахстане – как распределятся голоса электората.

Marat Shibutov Cronos Asia

Фото: almay.tv

В Казахстане уже через месяц стартуют внеочередные президентские выборы. Но уже сейчас очевидно, что конкуренции для действующего президента Токаева нет. Стало понятно, что и среди радикальной оппозиции, все-таки нет лидеров, которые могли бы выдвинуть свою кандидатуру на пост главы государства. Кандидаты, которые подали свои документы в ЦИК, тоже вызывают сомнение. Своим мнением о том, чем интересны эти выборы, с редакцией Cronos.Asia поделился политолог, заместитель директора ОФ "Международный институт социологии и политики" Марат Шибутов.

– С вашей точки зрения, в чем все-таки может быть интрига этих выборных гонок? Может быть распределение голосов электората?

– Да, интрига будет в том, насколько распределятся голоса электората – явка, голоса за кандидатов, голоса "против всех". Также интересно, насколько избирательные штабы готовы работать, какие технологии будут использовать, как позиционировать кандидатов и пр.

Отдельно для меня интересно узнать, как проголосуют люди в новых регионах – Улытауской, Абайской и Алматинской областях. Это очень важно.

– Почему?
– Токаев же эти области возродил. Интересно какая будет отдача и благодарность.

– Изначально заявки подали 12 кандидатов – не много ли? Электорат же не резиновый…

– Мы видим, что 3 человека уже отсеялось на этапе проверки документов, 3-4 отсеются на сборе подписей, потому что, если у тебя нет своей большой организации, 118 тысяч подписей собрать очень тяжело и дорого. Так что в избирательном бюллетене у нас будет 5-6 человек и "против всех". Избирательная гонка – это для людей с ресурсами, другие тут просто не потянут.

– Почему все-таки не получилось Коалиции демократических сил собраться и выдвинуть единого кандидата, как они намеривались изначально?

– Тут, конечно, можно просто попросить напомнить басню про Лебедя, Рака и Щуку, но мне кажется, здесь ситуация чуть сложнее.

Помимо того, что туда вошли люди с абсолютно противоречащими друг другу политическими взглядами, надо отметить 3 обстоятельства:
во-первых, сейчас за оппозицией не стоит элитарий или целая группа элитариев, которые активно вкладывается в политическую борьбу как просто деньгами, так и другими своими ресурсами. И Аблязов, и Субханбердин уже так, как было в начале 2000-х, делать не будут. Причины не только в банальном воровстве денег, но и в том, что действующие персонажи бесперспективны. Они ничего не смогли сделать раньше, они не смогут ничего сделать и сейчас;
во-вторых, оппозиция у нас не умеет фиксировать свою историю и из-за этого ее помнит только люди, которые в пик расцвета определенной оппозиционной группы интересовались политикой. А для других особой информации и нет. Где вот книги "История ДВК" или "История ОСДП", или какая-нибудь "Энциклопедия казахстанской оппозиции"? Этого нет, поэтому люди их или забывают, или просто не знают;
в-третьих, оппозиция у нас всегда исповедовала принцип "все или ничего", поэтому игнорировала сначала маслихаты, а потом общественные советы – для них существовал только парламентские и президентские выборы. В итоге никакого реального политического опыта и достижений у них просто нет. Поэтому они даже нормально организоваться не могут.

В общем, время этих людей уже давно ушло и чем быстрее они для себя это признают, тем лучше для них же будет. Сейчас приходит время другой оппозиции, а там будут другие персонажи.

– Сегодня многие сетуют на то, что срок, отведенный для подготовки к выборам достаточно короток. Вы так не считаете?

– На самом деле эти сроки существуют уже много лет. Уже много раз эти сроки применялись на выборах и поэтому жалобы звучащие сегодня несостоятельны. Было ли хоть одно предложение в межэлекторальный период изменить закон "О выборах" и увеличить сроки до 4 месяцев, к примеру? Не было такого. Так что это обычная отговорка тех, кто ничего в принципе не делает и просто хочет оправдать свои проигрыши не ленью, а регулированием.

– В избирательном бюллетене появилось новшество – графа "против всех". Вы уже о ней упоминали. Но ведь раньше такого не было, и противники портили бюллетени, рвали их, перечеркивали…. Как вы считаете, многие ли воспользуются новым правом и где?

– Если взять за основу протестности показатели явки референдума, то наибольшую долю голосов против всех дадут город Алматы, город Астана, Мангистауская область, Актюбинская область. Это наиболее настроенные "против всех" регионы и регионы, которые больше всего голосуют за оппозицию.

Если ориентироваться на президентские выборы 2019 года и голоса, поданные не за Токаева, то наиболее протестные регионы Мангистауская область, города Алматы, Астана и Шымкент.

В общем, как минимум 2 крупнейших города и Мангистауская область точно будут чемпионами.
Мне интересно, просто насколько это будет процентов – 10,15, 20 или больше. Это будут люди, которые выражают протест против всей политической системы в принципе.

– Каждый кандидат за месяц должен провести свою предвыборную кампанию. На это требуются средства. Откуда они?

– Есть собственные средства, есть ресурсы общественного объединения, от которого кандидат выдвигался, есть спонсоры. На самом деле собрать денег не проблема, особенно если есть какие-то шансы на успех. Правда, на мой взгляд, размеры избирательных фондов у нас очень маленькие – их надо поднимать раз в 100, чтобы кампании были яркие и запоминающиеся. Но я тут лицо пристрастное, поэтому может и неправ.

– Понятно. Но у нас еще не было выборов, которые были бы как некое шоу. А между тем, с вашей точки зрения какая может быть реакция на этих выборах у международных наблюдателей? Вроде же на этих выборах соблюдены все международные стандарты?

– Я бы вообще не волновался насчет международных наблюдателей – в отсутствии методик оценки выборов их мнение мало что значит и больше зависит от политической позиции организации, которая их послала. К примеру, если применить требования ОБСЕ, которые предъявляются к нашим выборам, ни одни выборы в США не будут признаны демократическими – то же самое голосование по почте, которое было за несколько дней до и после основной даты голосования, это с их точки зрения гигантский потенциал для фальсификаций.
Так что ко всем этим точкам зрения стоит относиться индифферентно. Главное – это мнение наших избирателей.

– Как вообще международное сообщество относится к этим выборам в Казахстане?

– Да если честно, ему все равно. Даже в более спокойные времена мы были политической периферией, а сейчас, когда одновременно с этим происходит столько событий в мире, причем достаточно трагическим, всем не до нас.

Интересуют события, которые у нас происходят и связаны с мировыми вроде Съезда мировых религий или саммита СВМДА, а вот собственно казахстанские события притягивают мало внимания.

– Каков ваш прогноз на поствыборный период?

– Я бы тут не делал прогнозы – сейчас в выборы возможно внешнее вмешательство в той или иной форме, поэтому может случиться всякое.

Возможны и чисто медийные вмешательства, возможны и какие-то негативные действия в реальности и направленные против нашей избирательной системы. В зависимости от этого и будут строиться действия в поствыборный период.

На самом деле, большинство политических сил страны готовится к весенним выборам в Мажилис и маслихаты.

Именно там будет наиболее сильная конкуренция и жесткая политическая борьба. Так что можно сказать, что это пока только начало озвученного президентом политического сезона – главное еще впереди.

– Спасибо за беседу


Материалы по теме:

Почему в Казахстане назрели выборы – политолог

Пройдут ли в Казахстане досрочные президентские выборы?


Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на cronos.asia.

Подписывайтесь на Telegram-каналInstagram и Facebook Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!




Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на cronos.asia.

Подписывайтесь на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!


Мы в Телеграм

Свежие новости