"Белая Книга" Китая о международной помощи странам ЦА: заявления и реальность

На Китай приходится уже около 45% всех внешних займов Кыргызстана и около 52% внешних займов Таджикистана. При этом общая задолженность перед КНР, по некоторым оценкам, уже превысила 20% ВВП этих стран.

White main 1152x768 1 Cronos Asia

Фото: mbk-news.appspot.com

В начале 2021 года правительство Китая опубликовало очередную белую книгу «О сотрудничестве в области международного развития в новой эре» (新时代的中国国际发展合作》白皮书) – событие, которое осталось практически незамеченным в нашей стране. Напомним, что это уже третья редакция данного документа. Ранее Белая Книга на данную тематику публиковалась в 2011 и 2014 годах. О чем этот документ? Ерлан Мадиев, эксперт ИМЭП при Фонде Нурсултана Назарбаева рассказал порталу Central Asia Cronos.

360010331857cfa6b5d2d1e995ff4c10 Cronos Asia
Ерлан Мадиев, эксперт ИМЭП

Суть и цели

Новая редакция Белой Книги свидетельствует о растущей роли Пекина в предоставлении международной помощи. К слову, общий объем документа составил более 26 тыс. иероглифов, что больше двух предыдущих редакций вместе взятых.

Документ призван показать новый статус КНР в качестве глобальной державы, который был окончательно оформлен в период глобальной пандемии коронавируса.

На фоне беспрецедентного эпидемиологического кризиса, который охватил многие страны Запада и прежде всего, США, Пекин развернул «масочную дипломатию», активно оказывая гуманитарную и медицинскую помощь зарубежным странам.

В частности, Си Цзиньпин в своем выступлении на Давосском саммите от 25 января 2021 года, отметил, что Китай предоставил помощь более чем 150 странам и 13 международным организациям, отправив 36 групп медицинских экспертов.

Активность Китая вызвала определенное беспокойство со стороны отдельных членов международного сообщества. В частности, растет подозрение о том, что гуманитарная помощь не является безвозмездной и подразумевает определенные политические обязательства перед Пекином.

Кроме этого, западные страны часто критикуют Пекин за то, что его международная помощь не попадает под общую классификацию западных институтов развития, таких как ОЭСР, и в основном осуществляется через предоставление различных займов и кредитов, а не безвозмездных грантов.

В этом отношении

публикацию Белой Книги можно рассматривать как попытку Пекина сформировать альтернативный идеологический нарратив касательно активности Китая на мировой арене.

Китайские власти планируют выделить в течении следующих двух лет около $2 млрд странам, наиболее пострадавшим от пандемии. Также КНР обещает предоставлять китайские вакцины в качестве «общественного блага». Для подтверждения намерений Пекина в документе отмечается, что с 2013 по 2018 годы Китай уже предоставил международной помощи на сумму 270,2 млрд юаней (более $41 млрд).

Одновременно в документе отмечается, что Пекин будет активно использовать новые методы поддержки международного развития, включая направление финансовой помощи через различные кооперационные Фонды, такие как фонд «Содействие сотрудничеству Юг-Юг», который был создан по инициативе КНР в 2015 году.

Книга и реальность 

Несмотря на заявленные цели и задачи, детальный анализ Белой Книги показывает, что стратегия предоставления международной помощи Китая не претерпела принципиальных изменений.

Во-первых, Китай продолжает уступать странам Запада по абсолютным объемам предоставляемой помощи. Сегодня Китай занимает лишь 7 строчку по объему финансирования различных международных инициатив, уступая таким странам, как Япония, Франция и даже Турции.

Во-вторых, в международной помощи КНР продолжают доминировать различные формы преференциальных кредитов и займов, которые превышают 50% от всех выделенных средств.

В этом отношении КНР часто критикуют за то, что страна не делает достаточных усилий по списанию долгов для наименее развитых стран. По оценкам специалистов, Пекин списывает долги лишь по беспроцентным кредитам, на которые приходится менее 5% международной помощи КНР.

В этом контексте особенно интересно, что Белая Книга подчеркивает, что списание долгов является предметом двусторонних консультаций. Это контрастирует с подходом западных стран, которые часто практикуют многосторонний подход, такой как списание долгов в рамках Парижского Клуба.

В-третьих, несмотря на возросшую активность и геополитические амбиции, которые за последние годы открыто демонстрирует Пекин, Белая Книга определяет Китай в качестве «развивающийся страны», что подразумевает, что международные обязательства будут «соразмерны его уровню развития».

Таким образом, очевидно, что Китай пока не готов кардинально менять свои подходы в этой области. Активное позиционирование Китая на международном рынке гуманитарной и финансовой помощи подчинено задачам продвижения его стратегических интересов, в том числе в вопросах так называемой "мягкой силы". То есть, ожидать, что Пекин существенно нарастит реальную финансовую помощь третьим странам преждевременно.

Наоборот,

сокращение ликвидности на мировых финансовых рыках будет толкать Пекин ещё более рационально использовать свои инвестиции в различных регионах мира, включая Центральную Азию.

На фоне пандемии многие страны региона ЦА столкнулись с серьезными социально-экономическими вызовами. Коронакризис также негативно сказался на экономическом взаимодействии стран региона с КНР.

К примеру, по данным Таможенного управления КНР, в 2020 году товарооборот КНР со странами Центральной Азии в среднем сократился почти на 25,5%, наиболее серьезное падение у Кыргызстана и Таджикистана: -54% и -36%, соответственно. Причем у обоих стран зафиксирован практически аналогичный уровень падения экспорта в КНР, то есть главный источник привлечения твёрдой валюты.

Одновременно для этих стран актуализировался вопрос выплаты долговых обязательств перед Китаем. И здесь мы наблюдаем схожий подход: Пекин не спешит списывать долговые обязательства стран региона.

Более того, как показал опыт переговоров Кыргызстана и Китая, Пекин занимает довольно жесткую, бескомпромиссную позицию по этому вопросу. Так, Бишкеку не удалось получить даже отсрочку по выплате текущих платежей. Китай согласился лишь временно приостановить получение от КР платежей на условиях последующего обслуживания долга с переплатой в $35 млн (2.8 млрд сомов).

На данный момент на Китай приходится уже около 45% всех внешних займов Кыргызстана, и около 52% внешних займов Таджикистана. При этом общая задолженность перед КНР, по некоторым оценкам, уже превысила 20% ВВП этих стран.

Очевидно, что по мере сохранения напряженной экономической ситуации в этих странах Центральной Азии, вопрос долговых обязательств перед Китаем приобретет более острый характер уже в ближайшей перспективе.

И как показывает текст последней редакции Белой Книги, Пекин не рассматривает списание долгов в качестве приоритетного инструмента международной помощи.



Рекомендуем также прочитать


Свежие новости