Трансафганский коридор подчинен логике американского "шелкового пути" - эксперт

В случае успеха американцы решат стратегическую задачу: совершат транспортно-коммуникационный отрыв республик Центральной Азии от России и Китая.

2be148a4646a954e51b153f2a172d7a0 Cronos Asia

Фото: myseldon.com

Недавно ведущий узбекский политолог, директор Центра исследовательских инициатив Ma"no Бахтиер Эргашев выступил с резкой критикой проекта строительства трансафганского коридора от города Мазари-Шариф на севере Афганистана до пакистанского Пешавара.

Данный проект, считает президент Академии реальной политики, эксперт Академии военных наук Владимир Прохватилов,  подчинен логике американского варианта "Нового шелкового пути" (НШП) в рамках геополитической концепции "Большой Центральной Азии" Фредерика Старра.

Старр предлагает "оторвать" пять среднеазиатских республик от России и Китая, подчинив их американскому влиянию.

До недавнего времени в Ташкенте рассматривали два варианта трансафганского коридора. Первый – от Мазари-Шарифа до Герата с выходом на железнодорожную сеть Ирана. Второй – от Мазари-Шарифа через Кабул до Пешавара и далее к пакистанским портам Гвадар и Карачи (если проще, иранский и пакистанский проекты).

Для США главным здесь является подрыв позиций России, Китая и Ирана.

И в последние годы стало заметным стремление Ташкента к участию в лоббируемых Западом транспортных маршрутах, отмечает российский востоковед Александр Князев.

 

vp06042102 Cronos Asia
Фото: fondsk.ru

Об американском  "Новом шелковом пути"

Американская концепция "Нового шелкового пути" предусматривает строительство газопровода TAPI (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия), который должен проложить путь в Южную Азию туркменскому газу, и линии электропередач CASA-1000 для экспорта электроэнергии из Киргизии и Таджикистана в Афганистан и Пакистан.

Что касается трансафганского железнодорожного коридора, то он должен связать контролируемый американцами Афганистан с республиками Центральной Азии и с портами на побережье Индийского океана. В случае успеха

американцы решат стратегическую задачу: совершат транспортно-коммуникационный отрыв республик Центральной Азии от России и Китая.

Ташкент уже отказался от противоречащего интересам США железнодорожного маршрута в Иран и выбрал второй вариант. 2 февраля в Ташкенте делегации Узбекистана, Афганистана и Пакистана подписали дорожную карту проекта. Начаты геодезические, гидрогеологические и топографические исследования маршрута. К маю стороны рассчитывают подготовить ТЭО и выработать механизмы финансирования строительства.

Кто платить будет?

Основным преимуществом пакистанского маршрута перед иранским директор Института стратегических и межрегиональных исследований при президенте Узбекистана Элдор Арипов считает большую рентабельность грузоперевозок, но Бахтиер Эргашев категорически не согласен с этим.

Главной проблемой пакистанского маршрута он называет как раз его дороговизну. Маршрут Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар "почти полностью проходит через горы, ущелья, что, несомненно, серьезно скажется на его стоимости – посчитаем количество тоннелей и мостов, которые нужно будет построить... Все оценки очень приблизительны".

По данным Министерства инвестиций и внешней торговли Узбекистана, проект "вызвались финансировать Всемирный банк, Азиатский банк развития, ЕБРР, Европейский инвестиционных банк, Исламский банк развития, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Американская корпорация по финансированию международного развития (DFC)".

Однако недавно выяснилось, что это не так: "основную финансовую нагрузку хотят возложить на Узбекистан и Пакистан".

Что касается властей Афганистана, они отказываются финансировать прокладку "золотого маршрута".

Дорога до Пешавара пройдет по территориям, контролируемым талибами (группировка запрещена в разных странах мира), поэтому страховые суммы, которые придется платить за перевозку, "сделают товар золотым", заявили опрошенные экспертами Центра Ma"no руководители экспедиторских компаний. И даже при огромных суммах страховки нет гарантии, что товар дойдет до Пешавара.

Эксперты шутят: "Даже если маршрут до Пешавара заработает, составы по нему должны идти в сопровождении бронепоездов".

Другие риски

Заведующая отделом комплексных транспортных проблем НИИ транспорта и коммуникаций Гульнара Бекмагамбетова отмечает присутствие и других рисков:

"Не стоит забывать, что один из традиционных районов производства опийных наркотиков сосредоточен на территории Афганистана, Пакистана и Ирана, в так называемом Золотом полумесяце

(Иран – это преимущественно страна транзита, а Афганистан – основной центр производства).

Соответственно, товары, транспортные средства, следующие из этих стран, могут быть отнесены государственными контролирующими органами к категории высокого риска, что влечет за собой ужесточение пограничного контроля, соответствующие задержки на границе".

Угрозы Афганистана

Из Афганистана исходят две главные угрозы для Узбекистана: наркотрафик и экспорт исламского радикализма. Запрещенное во многих странах Исламское движение Узбекистана (ИДУ), недавно исключенное Госдепом США из списка террористических организаций, использует Афганистан как свою базу.

"В обсуждаемом проекте (трансафганского коридора) Россия, а также Казахстан занимают уклончивую позицию, выражая готовность обсуждать, но не подтверждая готовность участвовать", – говорит Александр Князев.

А для США железнодорожный коридор Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар – это прямой доступ в Центральную Азию из Афганистана, где находятся американские войска. Для переброски военной техники, боеприпасов, горючего железная дорога незаменима.

"Это то, о чем в Пентагоне мечтали десятилетиями, – надежная транспортная магистраль вглубь Центральной Азии", – отмечает российский политолог, эксперт Центра изучения современного Афганистана Дмитрий Верхотуров.

Экономика Узбекистана, безусловно, нуждается в безопасных, экономически выгодных транспортных коридорах к морским портам. Однако трансафганский коридор в запланированном варианте таковым не является.



Рекомендуем также прочитать


Свежие новости