Найти

Дело Нуркадилова: вопросы все еще остаются

15 лет назад не стало Заманбека Нуркадилова — политика, который долгое время был сторонником Нурсултана Назарбаева, а затем ушел в оппозицию. Но даже спустя 15 лет невозможно дать четкий ответ на вопрос «кто именно причастен к смерти Заманбека Нуркадилова? «. Точно можно сказать лишь одно – интереса в этом чрезвычайном происшествии со стороны руководства страны видно не было с самого начала.

4fc7f3727bc52331528cd4922b3d2e55 Cronos Asia

Те, кто в период с мая по ноябрь 2005 года, достаточно часто бывал дома у Нуркадиловых, наверняка обращал внимание на закрытый фургон Volkswagen Transporter белого цвета, что стоял по улице Луганского чуть выше островка т-образного перекрестка с Армянской улицей. Сам Заманбек Калабаевич о постоянном присутствии этого автомобиля хорошо знал, а потому иногда подшучивал: «Это, конечно, не очень приятно осознавать, что за тобой кто-то постоянно наблюдает. Но у всего есть и свои плюсы. В моем случае злоумышленник незамеченным точно не пройдет».

Неизвестный сосед

Прошел. Вечером 12 ноября на домашний телефон неожиданно позвонил человек, представившийся соседом Заке. «Извините, что беспокою. Мне ваш номер сам Заманбек Калабаевич дал, сказал, мол, если что, вам звонить надо. У него что-то произошло, похоже. Не могли бы вы позвонить ему на сотовый телефон? «, — несколько сбивчиво попросил «сосед Заке», о существовании которого мне ранее знать не доводилось и встретиться с которым так и не довелось.

Здесь следует заметить, что номер сотового телефона Нуркадилова знали считанное число людей. Во многом это было связано с тем, что Заке не сильно жаловал мобильные телефоны, считая их средством исключительно экстренной связи.

«Хотите говорить по делу – звоните на городской телефон. Номер мобильного кому попало знать не надо», — несколько грубо заявлял Нуркадилов, когда кто-нибудь с удивлением узнавал о наличии у него маленькой «сотки» модели Nokia.

Судя по словам «соседа» ситуация была экстренной, а потому мой звонок на сотовый телефон Заманбеку Калабаевичу был вполне оправдан. Но ответа на него не последовало ни через 5-й, ни через 10-й раз. По этой причине было принято решение ехать прямо домой к Заманбеку Калабаевичу.

Уже на подъезде к дому стало очевидно — произошло что-то действительно неординарное. Вдоль по Луганского стояло много машин со служебными номерами, пара карет «неотложной помощи» и несколько автомобилей полиции. Полностью был забит и закуток улицы Армянской. В дом никого не пускали. Тем не менее, на пару минут туда удалось попасть.

Всего лишь детали

Первое, что бросилось в глаза – накрытое белой простыней тело Заке в массивном кресле. Никаких следов борьбы ни в биллиардной комнате, где произошла трагедия, ни в соседнем каминном зале не наблюдалось. Тем не менее некоторые странности все же были. Например, на нем были его любимые зеленые домашние штаны. Здесь следует пояснить: пижамные штаны в полоску Нуркадилов носил только в присутствии хорошо знакомых с ним людей, которым доверял. Причем, речь идет только о мужчинах.

Дело в том, что Заманбек Калабаевич ввел в своем доме достаточно строгие правила; ни одна женщина, за исключением его любимой дочери Мерей, не могла без спросу войти на его половину дома. Даже обожаемая им супруга – Макпал Жунусова должна была по телефону предупреждать его о своем приходе: «Заке! Я зайду к тебе минут через 10? Можно, да?».

Если все было нормально, то Калабаевич сразу же шел переодеваться. На принадлежащей ему части дома ни одна женщина, включая супругу, не имела права видеть его в домашних штанах. С мужчинами было проще.

Еще с апреля 2004 года он установил четкий круг своих знакомых и друзей, перед которыми он мог появиться в пижаме. Сторонних посетителей и просителей Заке даже у себя в биллиардной комнате принимал только «при параде». Но в свой последний день Заке был в домашних штанах, на что следствию сразу же было обращено внимание…

Впрочем, внимание следствия больше привлекли другие детали. Например, незаконченная партия в биллиард. Но на самом деле она никогда и не завершалась. Наличие шаров на столе, о чем ранее говорил сам Нуркадилов, носили две функции. Во-первых, декоративную, «чтоб интереснее было». Во-вторых, оборонительную – шар ведь достаточно тяжелый.

Зацепились следователи и за неиспользованные почтовые конверты. Пришлось пояснять, что они были приобретены мною специально по просьбе Заманбека Калабаевича.

А вот пепельница действительно вызывала вопросы. Ведь в ней было не только больше обычного окурков сигарет марки Kent №8, которыми периодически баловался Нуркадилов, а также моего синего Sovereign (каюсь, курил тогда). Там были и недокуренные тонкие сигареты Vogue с оставленными следами помады и белого Davidoff, которым отдавали предпочтение два хорошо знакомых Заке представителя оппозиции.

Не факт, что накануне именно они побывали в гостях у Нуркадилова, но сам он в ходе последней с ним беседы ничего не говорил о какой-либо предстоящей встрече. К тому же это никак не вписывалось в его график. В течение нескольких дней он активно готовился к встрече с журналистами, которая должна была состояться именно 12 ноября, и которой он придавал особое значение.

Достигнутая договоренность

И во время следствия и в частных беседах с разными людьми уже доводилось рассказывать об очень важном событии в жизни Заманбека Калабаевича, о котором он и намеревался рассказать в экстренном порядке специально приглашенным журналистам.

Надо полагать, спустя 15 лет после трагедии об этом можно поведать и публично. Даже несмотря на то, что некоторым эта информация не сильно понравится, так как где-то ломает уже устоявшиеся стереотипы вокруг смерти Заке.

Так вот, Заманбек Нуркадилов 12 ноября 2005 года  должен был объявить… о своем возвращении во властные структуры. Дело в том, что в результате достигнутых договоренностей с руководством страны, сразу же после завершения президентских выборов 2005 года он должен был вновь стать акимом Алматинской области. Причем из его слов следовало, что и центр области возвращался в Алматы.

О том, что такая договоренность достигнута, Заке объявил мне еще 3 ноября. «Значит такое дело. Не удивляйся. Мы возвращаемся. Я лично поговорил с Самим, и мы пришли к соглашению. Уже 5-го, максимум 6 декабря будет официально объявлено о моем назначении акимом Алматинской области. Удалось еще убедить, что в Алматы надо остаться. Область большая. Людям не только из Дегереса, даже из Узынагаша до Талдыкоргана добираться очень трудно. Найти Зухру, она нотариусом на Ауэзова работает, скажи, команду пусть начинает собирать», — дал мне наставления Заманбек Нуркадилов. 

фото Нуркадилова.JPG

На фотографии: Михаэль Лаубш, Лира Байсеитова и Заманбек Нуркадилов. Париж, 2005 г. 


«Ауыл протеста»

Надо заметить, возвращение Нуркадилова в руководство страны было обусловлено и определенными действиями, которые он обязался выполнить. Хотя сделать это было достаточно нелегко, поскольку требовалось остановить уже недели две как две запущенную им акцию.

Речь идет о так называемом «ауыле протеста», который должен был появиться за два дня до назначенных на 4 декабря президентских выборов.

По сценарию Заке в Алматы на площади Республики в ночь с четверга на пятницу должны были поставить 16 белых восьмиканатных юрт, которые бы символизировали 14 областей страны и 2 на тот момент города республиканского значения. После установки юрт, то есть в пятницу утром, ауыл должен был «ожить», давая понять, что люди недовольны существующим положением дел в стране. Роли недовольных людей, как и запланированных 40 джигитов на лошадях, должны были исполнить безработные с проспекта Сейфуллина.

Проект «протестного ауыла», который был задуман еще в первых числах октября, для Заке оказался достаточно затратным. Во всяком случае, взявшиеся за его организацию Галымжан Мешитбаев и его подруга, представлявшие тогда один известный общественный фонд оппозиционной направленности, получили, по словам Нуркадилова, неприлично большую сумму «американскими деньгами». Вот только к моменту достигнутых договоренностей о возвращении Заманбека Нуркадилова во власть выяснилось, что со времени получения денег ничего сделано не было, да и самого Галымжана найти не представляется возможным…

Кстати, по странному стечению обстоятельств информации о весьма заметном в оппозиционной среде начала 2000-х годов Мешитбаеве Галымжане Турсыновиче сегодня в Интернете нет никакой. Человек попросту исчез, словно его и не было никогда. Разве что визитки остались с уже несуществующими номерами. Что касается идеи «протестного ауыла», то она практически сразу же сошла на нет. Не было информации и возврате денег семье Нуркадиловых. 

Кого боялся Заке?

Между тем и 15 лет спустя немалое число казахстанцев по-прежнему интересует вопрос «Кого больше всего опасался Нуркадилов?». А то, что некий страх был у него, сомнений нет.

Несмотря на то, что он частенько говорил, что не боится какой-либо «прослушки», в случае, если давал важные с его точки зрения поручения, на максимальную громкость ставил стоящий в каминном зале музыкальный центр, включал воду в бассейне и, выйдя в небольшой предбанник перед центральной дверью, шепотом наговаривал задание. Со стороны выглядело забавно, но для него однозначно это не было игрой.

Странным было и его поведение в период сентября-октября 2005 года. Неожиданно он затеял ремонт системы видеонаблюдения по всему периметру принадлежащего ему участка и кардинально изменил оформление интерьера биллиардной комнаты. На стенах вместо мирных картин и гобелена с его изображением появилось различное оружие – от ятаганов, сабель, луков и копий, до различных ружей. С чем это связано, Заке не говорил, как никогда в личных беседах не называл имена своих врагов. Лишь однажды, он искренне заметил, что очень боится Рахата Алиева. Произошло это во время нашей совместной поездки в Европу. И то, о своих опасениях Калабаевич сказал лишь после того, когда я, встретив своих давних коллег — журналистов, исчез из его поля зрения почти на 2 дня.

Так кто же все-таки имеет отношение к смерти Нуркадилова? Нет сомнения, что наши компетентные органы об этом если не знают точно, то хотя бы догадываются. Ведь закрытый фургон Volkswagen Transporter белого цвета, что стоял по улице Луганского чуть выше островка т-образного перекрестка с Армянской улицей, уже через неделю после трагедии никто более не наблюдал.   

 

Фото с сайта: voxpopuli.kz и из личных архивов автора



Рекомендуем также прочитать


Свежие новости