Вода, как политический фактор в Центральной Азии?

Cronos.asia продолжает водную тематику на своей площадке.

voda2 Cronos Asia

Если в ХХ веке войны шли из-за углеводородов, то в XXI веке предполагаются аналогичные войны, связанные с водой, считают эксперты, передает Cronos.asia.

Скажи, караванщик, где же вода?

Своим видением по данному вопросу поделились эксперты Узбекистана и Казахстана в рамках международного заседания экспертов на тему: "Дефицит воды в Центральной Азии: чем опасен и где выход?"

Так, доцент Ташкентского филиала Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова Равшан Назаров в ходе дискуссий заявил, что он не разделяет оптимизма по поводу того, что дефицит воды является относительным, он абсолютный. "Потребление воды удваивается в течение каждого десятилетия. Те гидроресурсы, которые имеют Кыргызстан и Таджикистан, уменьшаются. Достаточно посмотреть на нынешние карты ледников и сравнить их с ситуацией 20–30-летней давности", - сказал г-н Назаров.

По его данным, в среднем по региону водообеспеченность составляет шесть тысяч кубометров в год на одного человека, что не так критично, как в некоторых странах Африки, где этот показатель составляет 1–1,5 тысячи кубометров на одного человека. Но, для сравнения, в России - 30 тысяч на человека. Сегодня Узбекистан 50% используемой воды получает из-за рубежа, а Туркменистан – 75%.

"Поэтому вода – это не только экономический, но и экологический, социальный фактор", - подчеркнул узбекский эксперт.

Он напомнил про водный конфликт, который произошел в 2021 году между Кыргызстаном и Таджикистаном, и который, к счастью, не развернулся, так как достаточно быстро были приняты соответствующие меры.

"Но это первый звонок. Впервые конфликт вышел на межгосударственный уровень. Поэтому вода – это еще и политический фактор", - подчеркнул он.

По его мнению, реальный природный водно-экологический кризис на рубеже веков наложился на два других кризиса – политический, связанный с распадом СССР, и социально-экономический, вызванный переходом от одной экономической системы к другой.

"Если в ХХ веке войны шли из-за углеводородов, то в XXI веке предполагаются аналогичные войны, связанные с водой. Центральная Азия - регион, в котором проживает более 70 млн. человек населения, а скоро будет 100 млн, и здесь же, на этом демографическом фоне нарастает тотальный водный дефицит", - считает г-н Назаров.

"Сибирский проект" из водного может стать миграционным

По мнению узбекского эксперта, необходим срочный возврат к обсуждению похороненного ранее проекта о повороте части избыточного стока сибирских рек в Центральную Азию.

"Поговорка, бытующая среди народов нашего региона такова: "Земля кончается там, где кончается вода". Значительная часть Казахстана, половина Узбекистана трудны для заселения из-за отсутствия воды, не говоря уже про Туркменистан с пустыней Каракум. Надо бить в колокола, возвращаться к Сибирскому проекту на любых условиях. В противном случае через 20 лет надо будет решать вопрос размещения жителей нашего региона. Либо вода из Сибири придет в Центральную Азию, либо из нее миллионы людей начнут осваивать просторы России", - заявил г-н Назаров.

Он привел в пример, что Узбекистан хочет долгосрочно арендовать для начала 35 тысяч га земли у России. Предположительно, в аренду уйдут южносибирские пашни, заброшенные сегодня. Соглашение позволит увеличить товарооборот между странами и укрепит дружественные отношения.

"Существует программа "Дальневосточный гектар", которую в 2021 году распространили на арктические территории Сибири. Но никто за этими гектарами в очереди не стоит. А центральноазиаты бы встали с удовольствием, особенно с учетом депопуляции сибирских и дальневосточных регионов, и избыточности трудовых ресурсов в Центральной Азии", - добавил он.

Ребята, давайте жить дружно!

Тем временем, профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев считает, что проблема воды в регионе мифологизирована.

"Нам внушили некий шаблон о том, что воды мало, и мы по нему действуем. При этом не было за 30 лет катастрофической ситуации с ее нехваткой. Есть периоды, когда имеются сложности с водой, но есть также времена, когда ее у нас много", - заявил г-н Бурнашев в ходе дискуссий.

Он напомнил, что в Центральной Азии существуют зоны, где воды в избытке, а есть районы, где ее никогда и не было. Зона Приаралья, например. Там еще в советское время проблематика существовала. Таким образом, эксперты попадают в сложную ситуацию, когда осмысливать ситуацию абстрактно практически невозможно.

По его мнению, миф о дефиците воды простые люди воспринимают буквально и начинают готовиться к конфликту. Он также скептически относится к разделению стран региона на две группы: сельскохозяйственные и энерогопроизводящие. Он также считает, что все без исключения пять центрально-азиатских республик заинтересованы в использовании воды и для производства электроэнергии и для сельского хозяйства.

"Дело в том, что богатые водой Таджикистан и Кыргызстан – такие же сельскохозяйственные страны, как Узбекистан и Туркменистан, для которых сельское хозяйство имеет не меньшее значение, а рынок электроэнергии не сокращает бедность населения. Да, для них есть период времени, когда выгоден режим работы электростанций, а летом им, также, как и странам ниже по течению, нужна вода для полива. Именно эта двойственность и усложняет ситуацию. Они заинтересованы использовать воду и в весенне-летний период, когда она нужна другим", - пояснил он.

Что касается конфликтного потенциала, то по мнению казахстанского эксперта, единственный фактор, который связывает наши страны - это общий водный бассейн. По его словам, за 30 лет при всей проблемности водных ресурсов, практически не происходило межгосударственных конфликтов из-за воды, хотя локальные стычки на уровне населенных пунктов безусловно присутствуют, как и любые другие бытовые. "Они могут приобретать трансграничный характер, как это было между Кыргызстаном и Таджикистаном. Но какого-то серьезного чистого конфликта не было", - подчеркнул спикер.

Он напомнил, что водная "проблема" эффективно решается даже в формате двусторонних договоренностей, когда каждый год между странами заключаются договоренности по поводу воды и энергии.

"И республикам совершенно нормально получается использовать данные ресурсы, если к ним не примешивается политический фактор, когда Кыргызстан, допустим, умышленно закрывает сброс воды, потому что Казахстан ужесточил прохождение границы. Если отбросить политические моменты, всегда есть рабочая возможность договариваться", - резюмировал г-н Бурнашев.

Кульпаш Конырова 


Материалы по теме

Напряженность вокруг водных ресурсов способствует созданию тревожного политического климата в регионе – эксперт


Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на cronos.asia.

Подписывайтесь на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!




Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на cronos.asia.

Подписывайтесь на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!


Мы в Телеграм

Свежие новости