Бахтиёр Эргашев: Мифический Великий Туран уводит страны ЦА от решения насущных проблем

Мнения зарубежных экспертов CA Cronos о перспективах создания могущественного объединения стран Тюркского мира.

WhatsApp Image 2021 05 18 at 12.17.25 e1621367606370 Cronos Asia

Бахтиёр Эргашев. Фото из личного архива

Быть или не быть Великому Турану? Портал Central Asia Cronos продолжает публиковать мнения экспертов из разных стран по актуальной теме.

Напомним,  первым поделился своей точкой зрения по этой довольно сложной теме корреспондент отдела внешней политики российского делового издания "КоммерсантЪ" Кирилл Кривошеев. Мнение второго политолога из Азербайджана Ризвана Гусейнова можно прочитать здесь.

Ведущий политолог Института философии, политологии и права Республики Таджикистан Шерали Ризоён каких-либо угроз другим странам со стороны вероятного объединения тюркоязычных государств не видит.

Союз тюркских стран появится наверняка

Отвечая на вопросы cronos.asiaБахтиёр Эргашев, директор Центра исследовательских инициатив "Ма’no" (Узбекистан) заметил, что формально Тюркский совет вероятнее всего будет преобразован в Союз тюркских стран. Но вот будет ли реальная, глубокая и очень плотная интеграция в итоге у него есть большие сомнения.

- Когда говорят об идеях пантюркизма и возможностях объединения с преобладающим тюркским населением, нужно рассматривать несколько аспектов. То, что формально, юридически в ближайший год Совет тюркоязычных стран будет преобразован в Союз, я не сомневаюсь. Данное политическое действие не несет особых затрат и не представляет каких-то трудностей - поменять название организации, заявить о долгосрочных целях. Тем более, что страны ЦА имеют определенный опыт, они уже создавали Организацию центрально-азиатского сотрудничества (с очень громко заявленными долгосрочными целями), которая спустя несколько лет прекратила свое существование, - заметил эксперт из Узбекистана.

У каждой страны свои интересы

По словам Б. Эргашева, сколько бы страны не говорили об общих целях, каждая из них преследует свои интересы.

- Турция, как крупнейшее тюркоязычное государство с населением более 80 млн человек, с развивающейся экономикой, намерена объединить тюркские страны в единую организацию, где она выступала бы в главной роли. В то же время нужно понимать, что у турок есть некоторые ограничения, которые мешают им лидировать в Союзе тюркоязычных стран.

Это и экономические: Турция при всех своих преимуществах, не обладает достаточным научным, технологическим, инвестиционным и в целом экономическим потенциалом, чтобы стать локомотивом тюркской интеграции. Кроме того, Турция географически находится далеко от стран Центральной Азии.

Есть и политические ограничения – страны Центральной Азии в 90-е годы не пошли на глубокую интеграцию с Турцией. К примеру,

Узбекистан и Казахстан не хотят навязывания еще одного "старшего брата", лидера, который указывал бы куда идти и вел бы за собой.

И у Узбекистана, и у Казахстана есть свое видение и свои амбиции.

У Казахстана есть определённые экономические возможности, чтобы играть значимую роль в новой организации, поэтому вряд ли он согласится на роль второстепенную.

Узбекистан в этом отношении занимает более осторожную позицию, которая заключается в более тесном экономическом и социально-гуманитарном сотрудничестве, при этом основной упор делается на развитии экономики. Об этом довольно часто подчёркивается в выступлениях президента Шавката Мирзиеева. Экономический аспект и развитие торговых отношений, технологий, инвестиций для Республики Узбекистан – основные приоритеты.

Поэтому, на мой взгляд, ни Казахстан, ни Узбекистан не очень-то и рьяно и поддерживают ту же идею создания единой туранской армии.

Еще раз подчеркну, что формально создание союза возможно, однако для формирования плотного, с очень серьезными взаимосвязями, тюркского объединения нет оснований. Организация будет создана, она будет расти, и я уверен, что будут созданы общие экономические и гуманитарные проекты, но вот союз с наднациональными органами - вряд ли. Слишком уже разные цели у стран, которые входят в этот совет, - уверен эксперт.

Вместе с тем Бахтиёр Эргашев заметил, что на самом деле даже сейчас в рамках Тюркского совета по большому счету есть два ядра или центра. Это – западный во главе с Турцией, к которому все больше и больше тяготеет Азербайджан в различных формах. И восточный, где доминируют Казахстан и Узбекистан.

Уже сейчас, уверен аналитик из Узбекистана, эта конфигурация показывает, что у каждого ядра есть свои цели и задачи. Хотя при этом есть и общие - гуманитарного и исторического характера.

Геополитика и геоэкономика - очень жёсткие сферы, которые демонстрируют, что в настоящее время внутри этого формирующегося объединения есть серьезные проблемы. Как страны будут взаимодействовать в дальнейшем в политике, экономике, в военном деле, гуманитарной сферах – это очень большие и очень серьезные вопросы, требующие скрупулёзной проработки и аналитики, - отметил директор расположенного в Ташкенте Центра исследовательских инициатив "Ма’no".

Против кого дружить?

Кроме того Бахтиёр Эргашев подчеркнул, что не верит в перспективы образования военно-политической организации ни в среднесрочной, ни в долгосрочной перспективе. Но при этом не исключает, что странами Тюркского совета будут предприняты попытки формирования экономического интеграционного пространства, хотя и здесь остается очень много вопросов.

- Основой для союза может стать формирование транспортных коридоров, которые будут связывать эти страны друг с другом. Регион может стать большим евроазиатским пространством, через который будут устанавливаться связи между восточной частью евроазиатского материка и, например, Европы.

Кроме того, регион может стать пространством, через который будут проходить маршруты коридора "Север – Юг". Это все вполне возможно – в рамках региона реально формирование союза на транспортно-коммуникационной и транзитной основе. Более того, государства имеют большой потенциал, чтобы сформировать аграрно-продовольственный союз.

А вот в отношении "дружить против кого-то"... Несомненно, когда страны объединяются, то подразумевается желание объединить потенциалы, чтобы противостоять внешнему давлению или каким-то угрозам.

Страны, входящие в Тюркский совет, не обладают политическим и военным потенциалом, чтобы стать серьезной угрозой для мировых держав, и это объективная реальность. За последние 15 лет Турция активизировала шесть конфликтов вокруг себя, начиная от курдов и заканчивая Карабахом. Как в таких условиях говорить о Великом Туране, который может всем угрожать?

Согласитесь, что противостояние Тюркского совета с той же России, когда две центральноазиатские страны являются членами ОДКБ и ЕАЭС, выглядит довольно странным. А если учитывать, что и Узбекистан стал наблюдателем ЕАЭС, то как такое возможно?

Противостоять Китаю? Китайское политико-военное проникновение в страны ЦА не настолько глубоко и сильно, чтобы "дружить против" КНР, а в экономическом, инвестиционном, технологическом смыслах все страны заинтересованы в укреплении сотрудничества с Китаем. Все страны заинтересованы в торговле с Китаем, все страны – получатели китайских инвестиций. Все страны, которые входят в Тюркский совет, ориентированы на всемерное производственно-технологическое сотрудничество с Китаем. Как в таких условиях противостоять?

Эксперт уверен, что если и создавать союз, то не с целью противостояния кому-то, а с целью совместной работы с крупнейшими мировыми державами, при этом выступая от имени Союза с единой позицией:

- Согласитесь, что даже в рамках реализации инициативы "Один пояс – один путь" главная проблема для стран ЦА заключается в том, что они с Китаем работают поодиночке. И учитывая мощь и потенциал КНР, они находятся в слабой позиции. Поэтому возможно, что создание союза и станет одной из площадок, где страны ЦА научатся договариваться и выступать с единой позицией.

Мифы и легенды нужно оставить историкам

Говоря о Великом Туране, политолог предпочитает не оперировать мифологами и идеологемами, а поднимать вопросы политэкономические.

- Пантюркизм, со слов создателя идеи пантюркизма Исмаила Гаспринского, подразумевает объединение славянских и тюркских элементов, это евразийское объединение.

А в настоящее время каждый в идею Великого Турана вкладывает что-то свое. Если вы поговорите с филологами, то они рассуждают о едином языковом пространстве. Если послушать военных аналитиков, которые продвигают эту идею, то они будут говорить, что союз объединит 200 млн тюрков. Для прагматичных бизнесменов идея Великого Турана – это большой общий рынок.

На самом деле, наполнение понятия Великого Турана очень разное. Для меня же в этом понимании очень много мифологического.

К примеру, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на недавно прошедшем неформальном саммите Совета сотрудничества тюркоязычных стран призвал к модернизации тюркской цивилизации. Вот это понятная цель – мы объединяемся для того, чтобы все наши страны более успешно решали проблемы политической, экономической и социальной модернизации. Если проходить этот путь вместе, то всем будет гораздо проще. Перед нами стоят вызовы – так давайте сообща искать на них ответы, ради этого можно и нужно объединяться.

Но насколько это все будет "под крышей" Великого Турана и нужны ли эти мифические, почти сказочные, опирающиеся на какие-то легенды концепты, когда речь идет о прикладных вещах – о технологической модернизации, научной, экономической?

Зачем эти мифологемы?

По словам Бахтиёра Эргашева, идея Великого Турана неприемлема, поскольку слишком уводит в сторону от насущных проблем, которые должны решать тюркские страны.

- Или мы начинаем развиваться, модернизироваться, укреплять свое положение в новом мире, который очень быстро меняется, или же мы так и будем объектами воздействия. А вот всякие идеологемы опасны тем, что они уводят от решения практических задач в сторону исторических реминисценций и никому не нужных дискуссий, - предостерегает политолог.

Чем дальше будет развиваться идея Великого Турана, тем дифференциация будет более явной. Чем больше будет политико-военных заявлений и планов, тем дальше центрально-азиатское ядро будет дистанцироваться, потому что странам ЦА этого не нужно. Позиция и у Токаева, и у Мирзиеева четкая – поменьше мифов, легенд и сказок, побольше экономических проектов. Вместо объединённых военных армий нам нужно вместе развивать экономику, технологии и науку, - уверен один из ведущих экспертов Узбекистана.


Материалы по теме:

Чингисхан был совместным проектом...Ватикана и Поднебесной

Быть или не быть Великому Турану?


Подписывайтесь на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!

 



Рекомендуем также прочитать


Свежие новости