Айдархан Кусаинов: газ как оружие – это миф

Интервью с экономистом Айдарханом Кусаиновым о взаимоотношениях с Россией и проблемах газификации Казахстана

Kusainov Cronos Asia

Две минувшие недели ознаменовались заочной полемикой между казахстанским министром энергетики Казахстана Алмасадамом Саткалиевым и российской корпорацией "Газпром" вокруг цен на российский газ для газификации Казахстана. Редкий случай, но на нее обратили внимание практически все ведущие деловые издания мира.

Первым "газовый футбол" начал министр Саткалиев, сообщив 19 апреля, что газ из России для Казахстана будет дешевле, чем для Беларуси. Ответ "Газпрома" появился спустя два дня, когда все СМИ уже успели растиражировать заявление главы профильного ведомства из Казахстана. В нем отмечалось, что информация Алмасадама Саткалиева не соответствует действительности.

Но казахстанский министр энергетики не сдался и 25 апреля текущего года в кулуарах правительственного заседания отправил условный "мяч" в адрес российской корпорации, заметив, что "цена на любой экспортный товар складывается из себестоимости, транспортировки по территории стран, доходности, которую производители того или иного продукта вкладывают в базовую стоимость".

Россия – ответственный партнер

Возникшую ситуацию редакция cronos.asia попросила прокомментировать известного казахстанского экономиста Айдархана Кусаинова, который в течение нескольких лет занимал руководящие должности в нефтегазовом секторе Казахстана. В частности в период 2001-2003 годов он являлся директором департамента газовой промышленности Министерства энергетики и природных ресурсов Республики Казахстан.

- Айдархан Маратович, на Ваш взгляд, нет ли политического подтекста в возникшей полемике между Саткалиевым и "Газпромом"?

- В целом никакого политического подтекста не видно. Каждая сторона по-своему права. Но Саткалиеву, пожалуй, не стоило говорить о той части переговоров, которая касается цен на газ и тем более упоминать Беларусь, поскольку для России это чувствительная тема.

На самом деле, для нас газ может оказаться дешевле, с той точки зрения, что это фактически наш газ - мы отравляем газ в Россию с месторождения "Карачаганак" и речь пойдет о своповых поставках. Механизмов очень много. Другое дело, что заявление Алмасадама было не совсем уместным, так как ценообразование в условиях создаваемого "газового союза" процесс достаточно сложный. Если есть политический подтекст, то только в вопросе взаимоотношения России и Беларуси.

- В том смысле, что речь идет о Союзном государстве?

- Ну, да. И в данном случае для них странно выглядит, что казахам дают какие-то большие преференции в сравнении с союзником, который и войне, и в санкциях буквально плечом к плечу с Россией стоит. То есть, в Минске без сомнения месседж воспринимается так, что белорусы под санкциями, за русских бьются, а казахи всячески увиливают и им ещё газ дешевле дают.

- Хорошо, но если Казахстан все же договорится с Россией о строительстве газопровода и поставках газа на выгодных для него условиях, не получится ли так, что официальная Астана окажется в зависимости от Москвы? Где гарантия, что Кремль потом не будет давить на Ак-Орду, требуя от нее большей лояльности к России?

- Знаете, история о том, что Россия использует поставки газа, как оружие, это огромный миф, который уже несколько лет всячески культивируется. На самом деле Советский Союз, а его правопреемница Россия являлись самым стабильным поставщиком сырья в Европу. И Советский Союз, и Россия всегда выполняли свои контрактные обязательства. Находящиеся в теме поставок нефти и газа на мировые рынки специалисты знают, что с 60-х годов прошлого века Россия никогда не использовала экспорт углеводородов, как инструмент влияния на принимаемые другими странами решения.

Как и Советский Союз, Россия вполне ответственный и реальный партнер, который понимает, что есть сиюминутные интересы и есть долгосрочные истории. Это первое, что следует знать и понимать. Второе – абсолютная независимость обозначает полное одиночество. С этой точки зрения, мы все равно будем от кого-нибудь зависеть.

Когда Европа торжественно объявляет, что она стала независимой от российского газа, надо понимать, что подписан долгосрочный контракт на американский газ. И где независимость? При этом Европа поменяла надежный трубопроводный газ на перевозимый танкерами СПГ (сжиженный природный газ – Ред.). А они могут быть перенаправлены в шесть секунд. Такие случаи уже были, когда компания-поставщик предпочла заплатить штраф, так и не доставив СПГ заключившему с ней контракт покупателю. Газ ушел тому, кто предложил купить дороже.

Все дело в географии

- Но у Казахстана есть свой газ. Зачем его покупать у России? Как так получилось, что у нас до сих пор не газифицирован север и восток страны, где достаточно много промышленных предприятий?

- Есть два фактора. В первую очередь наша география. Потому что Астана и наши северные регионы с точки зрения трубы – это очень далеко. Трубу с поставляемым объемом в один миллиард кубов газа в год никто не строит вообще.

- Экономически не целесообразно?

-  Да, так. У нас два часовых пояса, через которые вести трубу с запада или юга страны ради незначительного потребления газа в принципе бессмысленно.

- Так ведь есть Астана, где газа пока еще толком нет, другие города.  

- А что Астана? Она мало потребляет. Это же не промышленный центр. Газ нужен только населению, а для магистрального трубопровода это мало.

- То есть газификация столицы Казахстана, как и городов севера и востока больше политический проект?

- Именно так. Но здесь есть одно обстоятельство – когда идет газификация населения, цена на газ становится намного выше. Если сразу подключить тот же миллиард кубов к одному потребителю, то это одна история. А вот если магистральную трубу дотянули до города, а потом надо подключить к газоснабжению каждую квартиру, то затраты увеличиваются втрое. Сюда надо добавить и факт малонаселенности северных и восточных областей. Газ очень дорогой становится.

- Но на том же востоке Казахстана есть много крупных предприятий – заводов, фабрик…

- Все равно, все эти большие предприятия не смогут потреблять тот объем, который оправдывает строительство газопровода на такое расстояние. Это очень убыточный проект.

Показательным является магистральный газопровод "Сарыарка", к разработке которого я имел непосредственное отношение, когда был директором департамента газовой промышленности. В том, что он невыгоден было видно сразу. Но у нас же "зеленая" повестка, улучшение благосостояния населения и так далее. В истории с газификацией страны есть и еще один немаловажный аспект. Большая часть имеющегося на территории нашей страны природного газа фактически Казахстану не принадлежит.

Газовая дискотека

- Почему-то не удивляет.

- Да. "Карачаганак", "Кашаган", "Тенгиз" – это основные месторождения. Там западные компании. "Жанажол" – уже давно у китайцев. Все остальные – падающие.

- То есть они находятся на последней стадии выработки? И как раз эти месторождения контролируются из Астаны?

- Совершенно верно. Где есть много газа - "Карачаганак", "Кашаган", "Тенгиз" – они не наши. Появляются вопросы; почему мы нефтехимию не развиваем, столько лет прошло, а ничего толком не построили? Так все просто. Мы приходим и говорим – давайте долгосрочный контракт подпишем с тем же ТШО (совместное предприятие "Тенгизшевройл" – Ред.) по нефти, по газу. Нам отвечают – давайте, но только по мировой цене. Пожалуйста, забирайте, говорят, наш газ. Мы сейчас продаем в Европу и вот такая цена у нас на скважине. Вот мы в Атырау, в Атырау и будем отдавать по такой-то цене. Здесь и начинается "дискотека". Наши ходят, а та сторона заявляет, с какого перепуга мы вам должны дисконты давать - у нас есть подписанные контракты, мы действуем в их рамках. Поэтому история про то, что у Казахстана полно нефти и газа и мы такие "крутые", не совсем верна.

- "Веселенькая" история…

- Но в этой истории есть своя специфика. На самом деле нельзя говорить, что Казахстан такой бедный и несчастный, поскольку ему от ресурсов на своей территории ничего не достается. Проблема, в том числе и в проводимой неверной экономической политике. То есть, если вы не можете сами что-то производить, покупая сырье по рыночной цене, то вам стоит подумать о своей политике в области экономики. Задуматься - почему большинство стран мира строят заводы на базе рыночных цен и при этом получают прибыль, а вы это сделать не можете?

И если вы посмотрите на выступления руководителей нашей страны последних трех лет, то увидите, что рефреном идет призыв – нам нужно удешевить сырье. Никто не говорит, что нам надо нарастить доходы населения. Никто не заявляет о необходимости появления рыночных цен. В итоге у нас сейчас цены на бензин и дизель дешевле, чем во всех соседних странах чуть ли не в два раза. Посмотрите на Кыргызстан, на Узбекистан.

- Надо признать, что так и есть. Но самое удивительное, что при этом стоимость проезда общественным транспортом и тем же такси там существенно дешевле. Вот почему?

- Мы же упираемся в наше желание, чтобы все было подешевле. Думать же надо о том, чтобы население богатело и не боялось общемировых цен. Поэтому, возвращаясь к теме газификации, нам надо, во-первых, учитывать географический фактор, понимая, что центров потребления у нас мало. Во-вторых, осознать, что у нас нет своего газа. Вернее есть, но он доступен только по рыночным ценам. И в-третьих, набраться смелости и признать, что за последние 20 лет мы никогда не фокусировали внимания на необходимости создания экономики, которая работает в условиях рыночных цен. Фокус на поиск дешевых товаров и услуг означает, что ничего не получится, и вы будете вечно бедными.


Материалы к теме:

Почему в РК не будет 4-го НПЗ

Айдархан Кусаинов: Цена на нефть упадет

Айдархан Кусаинов: "Нового экономического курса до 2025 года не будет - политика откатилась к 2014–2015 годам"




Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на cronos.asia.

Подписывайтесь на Telegram-канал Central Asia Cronos и первыми получайте актуальную информацию!


Мы в Телеграм

Свежие новости